С 22 апреля по 2 мая 2011 года в «Арт-Центре» будет открыта выставка фоторабот «Время и Место».
Открытие - 21 апреля в 19:00.
Выставка организована компанией «САМАРА-ЦЕНТР» и Санкт-Петербургским филиалом Государственного центра современного искусства (www.ncca.ru).

Куратор выставки – Марина Колдобская.

На выставке будут показаны работы Александра Китаева, Юрия Молодковца, Бориса Клементьева, Елены Суховеевой, Виктора Хмель, Владимира Лило, Владислава Ефимова, Надежды Кузнецовой, Дмитрия Пиликина, Ольги Флоренской, Петра Белого, Андрея Рудьева, Валерия Айзенберга, Андрея Кузнецова, Галины Леденцовой, Владимира Быстрова, Евгения Уманского, Александра Теребенина, Петра Белого и Надежды Анфаловой. По словам куратора Марины Колдобской, фотографии, представленные на выставке, показывают советский и постсоветский бытовой дизайн.

Режим работы «Арт-Центра» с 22 апреля по 2 мая:

в будни – с 16:00 до 20:00,

в выходные – с 10:00 до 21:00.

Вход свободный.

Адрес: Арт-Центр, Мичурина, 90, литера «Ы» (пересечение с Челюскинцев)

Тел. +7 927 604 33 05

Куратор проекта Марина Колдобская:
«ВРЕМЯ и МЕСТО
Сделано в СССР – после СССР.
Советский и постсоветский бытовой дизайн в фотографиях современных российских художников.
Вещи made in USSR славились своим безобразием. Они были бедны, неудобны, некрасивы. Ни одной гладкой поверхности, ни одного прямого угла, ни одного ровного цвета. Кажется, большинство из них сделано с отвращением. Надо спросить – к чему? К подневольной работе? К безысходной бедности? К собственной жизни, которая совсем не такая, какой должна быть?
Советский (а отчасти и русский) быт – история нелюбви. И даже порой ненависти, - а ненависть, как известно, приходит на место оскорбленной любви. Какими должны были быть вещи несостоявшегося советского будущего? Нет ответа. Как выглядит рухнувшая мечта? Ответ найдем, глядя на советские вещи.
Однако люди приспосабливались и к советской жизни. Как-то они пытались сделать свою жизнь чуть более красивой, чуть более уютной, чуть более сносной.
Теми средствами, которые смогли разыскать, достать, приспособить, смастерить.
Подлинный, оригинальный советский дизайн развивался не в большом мире утопических проектов, где создавались космические ракеты, атомные электростанции и промышленные города. Тот, «большой» дизайн, создаваемый в КБ-гигантах, был безлик, интернационален и функционален, он в принципе такой же, как западный – обычно вторичен, обычно похуже, в единичных случаях хорош. Но не он определял лицо советской цивилизации.
Ее определяло безымянное творчество масс.
Советский дом, сад, забор, кухня и ванная – они такие, как нигде больше.
Русская красавица, русская бабушка, русский мужичок – они узнаваемы с первого взгляда. Даже если голый – сразу видно – наш человек.
Советская вывеска, советская карусель, советская могила – неповторимы и неустранимы.
«Это все мое родное, это все хуе-мое» - лучше поэта не скажешь.
Жить среди этих вещей невозможно, расставаться с ними больно. Художники фотографировали – кто заборы, кто красавиц, кто мусорные кучи. Чтобы запомнить, чтобы понять, чтобы простить, потому что никогда больше.
Это не должно повториться, и это не может быть предано забвению.
Так получился проект ВРЕМЯ И МЕСТО».