Пленник.

Он стоял на крыше брошенной девятиэтажки и смотрел полуоткрытыми глазами в небо. Ветра не было и можно было не бояться, что поднимется радиоактивная пыль. А ее за последние годы накопилось предостаточно. Вот и Он считал, что тоже должен скоро рассыпаться и превратится в прах.

Он прекрасно понимал, что человеку давно не место здесь, но несмотря на это Он не покинул зону даже после первого взрыва на ЧАЭС в далеком 1986 году. И чудом уцелел после второго в 2006. Как – Он и сам не знал, но зачем-то зона сохранила Его, зачем-то Он был ей нужен и теперь она не собиралась Его отпускать.

С годами Он начал понемногу осознавать почему. Все оказалось до смешного просто! Зоне нужно было, чтобы кто-то улицезрел ее, прочувствовал и увидел всю абсолютно. И сделал бы это не так, как сталкеры, военные или ученые.

И вот, Он здесь… все еще здесь. Стоит на крыше и «любуется» зоной. А она будто бы и не видит Его вовсе.

Раньше на крышу периодически пыталась пробраться всякая нечисть, которой в округе бродило огромное количество, а теперь они не забирались выше восьмого этажа. Конечно от этого Ему легче не становилось, но, по крайней мере, не нужно было вскакивать посреди ночи и пытаться придумать как защититься.

Никого не осталось здесь. Даже сталкеры и те сюда не забредали. Да и мимо проходили только изредка. Уж больно район был не спокойный.

А раньше здесь очень красиво было,.. подумалось Ему. А сейчас что? Нежить вся, что есть, да трупы обглоданные. Мерзость!

Порой, Ему это все становилось настолько невыносимо, что хоть вой! Но уйти Он не мог. Даже просто потому, что не мог спуститься в подъезд – боялся дико. А зона только ухмылялась и дразнила его контролерами да бюрерами, что после каждого выброса высовывались из окон восьмого этажа и пытались поймать Его разум. И пару раз им это почти удалось, но зона не позволила…

Так он и стоял каждый день, подолгу глядя в небо, в надежде, что когда-нибудь все же Ему будет позволено покинуть этот, созданный людскими руками ад, и вознестись на небо.