Аркадьев Кирилл / Герыч, г. Москва, m.r.ger@mail.ru

 

Песка мир-Любви огонь... что получится -стекло?

Так ведь просто, завуалировать гордость, жуя песок!
Главное чтоб скрипел на зубах,
Главное чтоб жег,
В легкие влетая, каков твой болевой порог?
Сможешь ты забыть о том кто такая, поглощая песок?
Это ведь не просто камни, этот глоток, это миллионы миров!
О которых давно забыл бог,
Что сжались так сильно, теряя его любви поток…
И что теперь делать?
Может нажать на курок и вылететь энергией пули в такой вот мирок?

 

Зеленая фея горечи

Вливаясь горечью абсента,
В граненность, суетливых дней,
Они приносят мне поэта,
Те капли жгучих, сладких фей,
Янтарным отраженьем света,
Дарящих мысли, лишь о ней,

О той, которая любима,
В моей агонии из сна,
О той, что в поцелуях пила,
Кровь безответности сполна,
Ведь кровоточит та десна,
Которая мне страсть дарила,
Прикосновеньем языка,
Шипасто - красного горнила,
Имя которому, Весна!

 

Пьяный индеец

Ты видишь это, вокруг.
Люди порхают как чертовы мотыльки.
Сгорая.
На работе, дома, как они могли?
Предать фантазии своего детства
- мечты!
Теперь они только и делают, что мечтают,
отыметь кого-нибудь по соседству.
И при этом не видят ни зги.
В своей рутине, как в тине.
Поправьте мозги!
Говорю я, сам поглядывая на соседку.
Но вы все равно слушайте меня,
Ведь говорю я метко.
Как пьяный индеец,
впервые стреляющий из ружья.
Я впиваюсь в приклад жизни,
зубами, руками, цепко.
Может быть такова суть,
Может мы генетически так устроены,
- блекло.
Ох как хочется сейчас-же уснуть.
Послав все это в чертово пекло.

 

 

Плетется она за мной, надоела

Есть ли у меня тень?
Нет.
Только какая-то дребедень.
Она плетется за мной, ноет, скулит.
Хочет забраться ко мне на ручки.
Вот и сейчас сопит.
В душу поплевать, поплакать,
слезки поронять.
Послушать эхо - смеха.
Который там живет.
О стены бьется, поет.
А нну тебя к черту!
Не пущу, пусть он один там живет.

Что-что говоришь?
А когда грущу?
А я не хочу!
Не хочу больше, твою ногу,
к своей привязывать строго.
Все, перешла ты черту.
Теперь я со смехом иду!

 

Может быть

Я задерживаю дыхание,
поглощая вселенную.
Энергию и ее знания.
Без названия, остаются мысли,
покидая тело мое бренное,
Электромагнитной волной.
С бесконечной длинной?
Может это и есть бессмертие?

Может кто-то записывать этот прибой?
Из миллиардов вот таких вот волн.
Быть может нашей звездой?
Записывается то, что подумал не только я.
Но и слон,
который рассматривал покатый склон.

И в конце пути, наша звезда,
Взорвавшись сверхновой,
распространит во вселенную эти мысли.
Маленьких обитателей нашей родной Земли.
И они, в бесконечной ночи,
найдут новое пристанище жизни,
новые пути.