Мне не стыдно, не обидно, не жаль. 

Наши чувства не золото, - всего лишь поталь. 
Дешевая пыль, псевдозолотые крошки. 
Ну, что мы? Разок-другой пробежались по звездам, и разошлись наши дорожки. 
В лабиринтах души зачастили дожди,
Небо плачет, кричит исступленно продрогшее лето. 
Мы согреемся этой горячей зимой, подожди,
Не ищи, не зови и не спрашивай: "Где ты?"
- Я где-то.
Завтра осень наденет подвенечное платье,
Город из шкафа достанет свой пыльный фрак. 
Спросишь: "Как жила ты все это время, моя 33 несчастья?"
Я тихонько расплачусь, вырву с корнем 128 глав без тебя и отвечу: "Никак".

***

Давай проживем друг без друга полгода, год, 
На полном серьезе решив, что давно подвели итог...
Мы будем ложиться с другими в постель, продолжать человеческий род,
Стоить планы, мечтать, кидаться в страстей бурный водоворот,
Посвящать кому-то победы, писать для кого-то стихи,
От скуки крутить интрижки, замаливать в церкви грехи,
Бояться впустить в мысли воспоминаний призрачный свет,
И все же искать в чужих лицах знакомый портрет,
Заглушать до нуля динамики, рвущие душу,
Закрывать на засов свое сердце, что кричит: "Ты ей нужен!"

Устав от притворства и фальши, вернешься к истокам, в начало
И улыбнешься, увидев в ответ на "привет" "малыш, я по тебе тоже скучала". 

***

Ну зачем, дружок, скажи
Мы с тобою, как ежи?
Ты тихонько подойдешь,
Мне плечо иглой проткнешь.
"Ой, прости, я не хотел", -
Напряженно засопел.
"Я обнять тебя пытался", -
Виновато оправдался.

"Не волнуйся, все пройдет!" -
Лишь отвечу и в живот
Я тебя кольну иглой. -
"Эй, дружище, ты живой?
Я ведь только целовать
Потянулась", и опять
Раним иглами друг друга,
Ну а врозь совсем нам худо.

И опять и день, и ночь,
Унося заботы прочь,
Страсть их души обуяла,
А тоска совсем пропала.

Слышен стон из шалаша...
"Ах, как жизнь-то хороша!" -
Прохрипели, чуть дыша,
Два израненных ежа.

***

Убеждать, что тебе я нужна, жестоко.
Не стоит. Не нужно. Нет в этом прока.
Говорить, что ты любишь меня
Перестань! Большая девочка все давно сама поняла.

В топке чувств почти не осталось,
Все сгорело. Убила эмоции, каюсь!
Для маленьких трупиков вырыла ров.
Что это было? Слабость? То ли любила, то ли играла в любовь.

Я себе лгу, что больше не жду, но опять, как в похмелье,
Телефон, словно руки мои, дрожит, срывая высокие ноты. Остановилось время.
В ушах стоит оглушительный звон.
Я смотрю на экран и не верю. Что ж, режим "Хатико" снова mode on.

Любовь - это Бог. Но он улетел, покинул мою страну.
И не его я ищу, поверь мне. Все чаще зову сатану.
Эй, Мефистофель! Я твой ручной податливый Фауст!
Заключим пари, искуситель? Давай обнулим хрупкий мир, давай обратим его в хаос?

Я знаю, что не дано нам с тобою быть вместе,
Но если встретимся вновь, без раздумий поставлю на гордости крестик.
Так что лучше ты больше не прилетай,
Оставим в прошлом наш маленький рай.

***

Когда перестану писать стихи,
Знай: разлюбила. Точка.
Вернется все на свои круги.
Осень - пустая длинная строчка.

На пятом месяце своей тоски
Рожу досрочно. Горе.
Себе ты врешь, а вот мне - не лги.
Считай шаги. От меня беги. Подальше, к морю.

Возьми пиджак - без него никак. Слушай
Морской прибой. Вдыхай соль. Лечи душу.
А я опять поверну вспять время
В ночной тиши. Тетрадка, карандаши. Пишу. Но уже не тебе я.