«Если живописец пожелает увидеть прекрасные вещи, внушающие ему любовь, он, как Господь, порождает их; и если он пожелает увидеть вещи чудовищные, которые устрашают, или шутовские и смешные, или поистине жалкие, то и над ними он Господь и Бог…» Леонардо да Винчи.

Живописец, член Союза художников Казахстана Валерий Крестников, родившийся в семье художника, с ранних лет знает о своем предназначении. Он не помнит себя без карандаша или кисти в руках в детстве, всегда рисовал в школьные годы, много и долго учился ремеслу в юности и никогда не видел для себя иного будущего, чем стезя художника. Получив серьезное профессиональное образование, Валерий около десяти лет преподает в художественной школе и колледже, пишет картины и акварели, участвует в выставках.

  Основополагающая идея в художественном сознании Крестникова – всеобъемлющее чувство любви. Стремление писать картины о любви к людям, к природе, к женщине, к жизни не оставляет его ни на секунду. Бесконечная череда прекрасных, тревожащих душу образов приходят к нему во сне и наяву. Воплощение их на холсте дает возможность утолить неиссякающую жажду творчества. Но каждый раз, когда художник, кажется, максимально приближается к поставленной задаче, возникают тысячи ситуаций «вопреки», а главная цель, как призрачный мираж, отодвигается все дальше и дальше.

Дуальность жизни и человеческой природы активно вторгаются в творческий мир Валерия. Добро и зло, красота и уродство, любовь и ненависть всегда рядом, их нельзя разделить и нельзя обойти. Невозможно не откликнуться на бесконечную череду отвлекающих событий, катастроф в мире, которые диктуют свои сюжеты, ставят иные задачи. Возникает творчество социально заостренное, подчас кричащее, отражающее противоречия сущности человека и его бытия. Рождается искусство «вопреки» - вопреки основополагающей для Крестникова идее всеобъемлющей любви. И будь это известные перевертыши или более привычные для восприятия традиционные картины, двойственность мира всегда находит место в его работах. В кругу тем и стилистических предпочтений художник выделяет два отчетливо прослеживающихся направления.

Это пейзажи и фигуративные композиции, в которых присутствует человек. Пейзажи, выполненные с тщательной детализацией и проработкой планов, отличающиеся тонкостью передачи настроения, кажется, максимально приближены к реальности. Однако, чарующая утонченность их колорита, ореол свечения цветущих крон деревьев, окутанные сиянием необычные небесные явления создают ощущение сказочности, таинственности девственного леса, полного неведомых духов и сверхъестественных сил. В этих фантазийных пейзажах-сновидениях заключена изысканная красота, а также ощущение причудливости, неожиданности явлений этого мира. С особой силой размышления о дуальности мира звучат в фигуративных композициях художника, странных, подчас зыбких и ирреальных. Печальному образу мима в «Грустном клоуне» противопоставлен злорадный лик, средоточие темных, зловещих сил. В «Ангеле» у ног устремленной ввысь светящейся сущности изображена неуклюжая женская фигурка, обремененная нескладной плотью и грузом земных дел. Рассказывая о великом таинстве рождения человеческой жизни как о явлении космического масштаба /картина «Мальчик в шаре»/, материнскому началу художник противопоставляет дикие, разрушающие силы земли. В живописных работах «Большой клоун», «Живой натюрморт», «Вечер в волшебном лесу» люди, уменьшенные до микроскопических размеров, попадают в мир реальных предметов, где живут по своим абсурдным законам, превращая саму ситуацию в сказочную, загадочную метафору.

Щемящая душу тишина, волнующая неземная красота бытия пронизывает серию «лунных» работ художника, таких как «Лунный букет», «Волшебный цветок». Прямым воплощением идеи двойственности бытия становятся для художника картины-перевертыши, начиная с первой, написанной в перестроечное время «Коронации единорога/ Свержения единорога» и более поздние: «Васильковый дед», «Автопортрет с сосиской», «Астровая баба», «Лягушачий прыг». В этих работах одна и та же форма служит одновременно изображением нескольких предметов, звучит по-разному в зависимости от употребления ее в том или ином контексте. Рассматривая перевертыш с одной стороны, ты видишь задумчивого мальчика с пушистым котом, а перевернув – прелестный лесной пейзаж. Грустный слон трансформируется в юную девушку с раскосыми глазами, играющую на флейте. Зритель включается в предложенную игру фантазии, погружаясь в эту многозначную реальность. Такой двуликий образ зарождается в мыслях художника в целостности, до мельчайших деталей. Ему остается только озвучить его на холсте или бумаге. В этих работах заключен диапазон чувств: от острой иронии до легкой шутливой улыбки, любования прихотливой изменчивостью окружающего мира. Жизнь, творчество без этой игры были бы скучны, однообразны и не интересны для художника.

В фигуративных композициях, превращая реальность в совокупность фантастических элементов, Крестников делает цвет одним из равноправных действующих персонажей художественной среды. Отказываясь от иллюзии глубины пространства в пользу равноценной колористической проработки живописных планов, используя насыщенную цветовую гамму, он подчиняет фигуры, предметы, отдельные детали строгому орнаментальному ритму. Являясь продолжателем сюрреалистических традиций, Крестников создает свой мифический реализм, изображая мир, как скопление алогизмов, противопоставлений, контрастов. Он не подражает природе, а превращает реальность в совокупность фантастических элементов, красноречиво и иносказательно раскрывающих всю сложность личностного мировосприятия. Декоративная манера письма помогает в полной мере воплотить романтический настрой души самобытного, талантливого художника.

Елена Буйнова, искусствовед 2002 г.valerij-krestnikov.ru/