Каждое десятилетие рождает своих героев, которые отражают тенденции общества. Эти книги становятся бестселлерами, вызывают массу подражаний. В чем секреты успеха Элизабет Гилберт, Кэндес Бушнел, Хелен Филдинг - авторов женских бестселлеров о героинях нашего времени?

 Дмитрий – мужской взгляд на секрет «героинь»: 

 Я выделяю три волны произведений о героинях нашего времени - "английскую", 1-й половины XIX века, русскую - второй половины того же столетия, и, наконец, интернациональную - появившуюся уже в наше время.

В отличие от драматических книг с мужскими героями, которые одинаково легко читаются как мужчинами, так и женщинами, книги с женскими героями - в основном, чисто женская литература. Поэтому с большинством произведений лично я знаком лишь по экранизациям.

Последнюю книгу о «героине своего времени» я читал еще в школе – «Что делать?» Чернышевского из школьной программы – про ту самую Веру Павловну, которая видела сны о светлом будущем. Вторая волна героинь своего времени, пожалуй, с Веры Павловны и началась – в 1863 году, за сто лет до начала современной истории женского героя, которую я отсчитываю с выхода автобиографической книги Симоны де Бовуар «Сила обстоятельств».

Но вернемся на время в век XIX-й. В то время, по крайней мере, у нас, в России, героинь своего времени выводили в своих произведениях писатели-мужчины: Анна Каренина – у Толстого, «Анна на шее» - у Чехова, ну и, наконец, «Мать» Горького (роман, первые два слова из названия которого, как гласит легенда, вырезаны цензурой).

Если «вторая волна» прокатилась по России во 2-й половине XIX века, то первая зародилась в Англии – в начале XIX века, причем, там о женщинах писали именно женщины-писательницы. «Эмма» Джейн Остин, «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте, «Мэри Бартон» Элизабет Гаскелл – заметьте, правильный роман о «герое своего времени», в идеале, несет в названии имя героя (как классический пример «Евгений Онегин»).

Первая и вторая волны показывали читателю художественный вымысел, а вот в Третьей, современной, волне авторы демонстрируют полный реализм и максимальную приближенность героя к действительности, а себя – к герою. Симона де Бовуар написала книгу мемуаров. Авторы 90-х годов опирались на колонки в СМИ: Хелен Филдинг использвала для романа «Дневник Бриджит Джонс» материалы своих колонок в The Independent и The Daily Telegraph; Кэндес Бушнел для «Секса в большом городе» - свои колонки в The New York Observer. Элизабет Гилберт - написала книгу в стиле мемуаров, но, в отличие от Бовуар, урезав мемуары до "одного года из жизни" и максимально приблизив их к художественному тексту.

Так в чем же секрет успеха книг о "героинях своего времени"? Я считаю - он в "эффекте погружения", который намного сильнее, чем технология 3D-кино: читательницы таких книг имеют возможность полностью ассоциировать себя с героиней. Узнавать себя в героине книги. да к тому же - что важно - находить ответы на вопросы, которые она каждый день себе задает. А поскольку в современной волне книги эти еще и отражают реальные события из биографии автора - читатель очень тесно сближается с автором книги - ведь, согласитесь, читательницам "Русской волны" 19-го века сложно было бы ассоциировать себя с бородатыми дяденьками - Чернышевским, Толстым и Чеховым. 

Но почему же тогда не становятся сверхпопулярными появившиеся в последнее десятилетие многочисленные "блогокниги", в которых автор печатает содержимое своего дневника? На это есть две причины:

Во-первых, не каждая женщина-автор является "героиней своего времени" - а значит, чтение ее дневника далеко не обязательно вызовет интерес у окружающих. А во-вторых, - и это, пожалуй, главное, - не нужно забывать, что кроме модного тренда, в литературе важен Язык. Произведение, не представляющее никакой литературной ценности, имеет очень мало шансов стать бестселлером. Как говорил Сальвадор Дали, "Сначала научитесь рисовать как старые мастера, а потом создавайте что-то свое, и вас всегда будут уважать". 

Анна – об эффекте погружения на собственном опыте и женской героине 2000-х:

Книгу Элизабет Гилберт я заметила на полке сразу. «Один год из жизни женщины в путешествии по Италии, Индии и Индонезии в поисках ВСЕГО». Мне захотелось ее прочитать только благодаря этой фразе – подбор стран казался просто магическим : те самые страны, куда я всегда мечтала поехать, и с которыми были связаны самые разнообразные – и самые сильные впечатления. И ВСЕГО мне, кстати, тоже хотелось: я в то время мучительно переживала последнюю стадию распада своего восьмилетнего брака, кризис самоидентификации, взросления и сразу до кучи среднего возраста. И тоже, как и Гилберт, готова была молиться Богу, черту или Сталину – кто бы помог.

Героиня, она же автор, вдоволь настрадавшись от всего вышеперечисленного, отправляется в годичное путешествие по миру: в Италию есть, в Индию заниматься йогой в ашраме, в Индонезию – встретить нового мужчину и обрести гармонию. Я же в это время занимаюсь йогой в Москве, слушаю Челентано, разглядываю картинки Бали – и читаю Гилберт  - в глубине души давясь от чернющей зависти.

Мне кажется, секрет сверхпопулярности Гилберт  и заключается в этом самом глубоко потаенном (или  реже открытом) чувстве зависти читательницы. Проблемы, понятные каждой второй, если не каждой первой, решаются героиней книги просто  – «ариведерчи, и пошли вы все…». Мы же, те, кто остался на берегу  - у нас у каждой свой крест. У нас дети, муж (пусть он уже и давно объелся груш), работа, карьера, обязательства, страхи, и собственная важность во всем быть взрослой. Нам сложно представить себе такую роскошь – остаться наедине с собой и миром на целый год, жить там, где хочется, не думать ни о ком, кроме себя (да и кто бы, кстати, такой вояж обеспечил?) Но как хотелось бы.

Вот для нас – а нас таких много, что подтверждают огромные тиражи Гилберт – и есть роман Элизабет. Для тех, кому хотелось, но не моглось – биография того, кому хотелось и смоглось. Как заметила моя подруга, "Основная ценность книги была  в создавшемся чувстве надежды, что из любой ужасной жизненной ситуации есть выход, что от тоски и депрессии рано или поздно излечиваешься и вот оно, очередное доказательство, что всегда нужно следовать зову своего сердца, тогда приходит счастье. Cейчас очень многие устали от своей рутинной действительности и пытаются изменить свою жизнь, а ее книга очень вдохновляет быть смелее и свободнее ".  А дальше, перелистывая страницы, мы повторяем секрет успеха в домашних условиях – занимаемся йогой в подвале мегаполиса, в обеденный перерыв перевариваем склизкую пасту в итальянском ресторане на углу и разглядываем на рабочем столе картинку с индонезийскими полями. И все тайне надеемся отыскать своего «бразильца». Пусть и местного пошиба. Ведь как минимум одной из нас это удалось.