Мужской герой в литературе не сильно изменился за последние пару тысячелетий. Основной тип героя – эпический – каким был в античной литературе, таким и остается до сих пор – ему все по плечу, он храбрый и самоотверженный, и из любой передряги – мы знаем наперед – ему удастся выпутаться.

 

Кого можно назвать наиболее типичным эпическим героем из популярной литературы ХХ века? Конечно же,  знаменитого «агента 007» - Джеймса Бонда. 14 книг Яна Флеминга о Джеймсе Бонде разошлись по миру тиражом более 100 миллионов копий, а фильмы по мотивам произведений Флеминга снимаются до сих пор - без малого 50 лет. А если считать старый телефильм «Казино рояль» 54-го года, то – аж 57 лет.
 
Джеймс Бонд из литературного героя превратился в символ, и в имя нарицательное – как это произошло в свое время с героями античных произведений. Но если античные корни у него просматриваются вполне четко, то кто же был предшественником Джеймса Бонда в современной литературе?
 
За две трети века до Бонда, еще один британский писатель – сэр Артур Конан Дойл создал героя, которого знает и любит весь мир, а тираж книг и количество фильмов об этом герое и сосчитать невозможно – это Шерлок Холмс. 
Но есть ли у Джеймса Бонда какое-либо сходство с Шерлоком Холмсом, за исключением того, что оба – англичане, метко стреляют из пистолета и хороши в кулачном бою? Больше похожих черт не наблюдается.
Бонд , как любой эпический герой – человек дела. Сначала стреляет, затем – спрашивает «кто там?».  Холмс же – человек мысли, интеллектуал, ученый – исследователь. К таким как Бонд (например, к коллегам из Скотленд-Ярда) он относится снисходительно. 
 
Но что удивительно – есть герой в «Шерлокиане», который гораздо больше похож на Джеймса Бонда, чем Холмс. Это – доктор Ватсон.
У Бонда с Ватсоном гораздо больше схожих черт, чем с Холмсом: как в характере (оба они – не просто храбры, но безрассудны, чего у Холмса не случается, оба - немного наивны), так и во многом другом. 
Оба персонажа имеют военное прошлое: Бонд – бывший морской офицер, Ватсон – бывший военный врач.
Ватсон, как и Бонд – видный мужчина и пользуется успехом у женщин, но поскольку его еще не коснулись разнузданные нравы ХХ века, он предпочитает долговременные семейные отношения коротким романам: читателям известно о двух его браках, да и двух бы не было, если бы не смерть первой жены. 
И что интересно – оба героя носят одно и то же имя. Полное имя Ватсона – Джон Хэмиш Уотсон.
Имя «Хэмиш» - это шотландский вариант английского имени «Джеймс»: например, этим именем Ватсона называет жена в рассказе «Человек с рассечённой губой».
 
Но куда же подевался сам Шерлок Холмс? Неужели в «Бондиане» этому герою не оказалось места? Предполагаем, что черты Шерлока Холмса передались персонажу «Бондианы» по имени Q – руководителю исследовательского центра Британской Секретной Службы, который снабжает Бонда разными шпионскими гаджетами и обладает незаурядной изобретательностью.
 
Почему второстепенный персонаж (Ватсон) в ХХ веке вышел вперед, а главный герой превратился в героя второго плана? Скорее всего, это связано с «модой» на общечеловеческие ценности. Конец XIX века – когда появился Холмс – это время просвещения, триумфа науки и быстрого прогресса во всех областях – промышленность, экономика, медицина, криминалистика. В это время ценились люди думающие – и Холмс стал воплощением таких авторитетов для читателя.
К середине ХХ века, когда «родился» Джеймс Бонд, мир прошел через две мировые войны, все открытия, которые можно было совершить, как тогда считалось, уже были совершены – и в цене снова были воины - люди крепкие, храбрые, самоотверженные.
 
А что произошло с другими героями эпопеи о Шерлоке Холмсе? Как минимум, двое из них также явно прослеживаются в «бондиане». 
 
Во-первых, главный злодей. Для Холмса с Ватсоном серьезный и опасный противник - Профессор Мориарти, для Бонда - это  Эрнст Ставро Блофельд, глава преступной организации «Спектр». Оба они не только гениальные преступники, но и люди, преуспевшие в науках: Мориарти – профессор математики. А Блофельд – окончил Варшавский технологический институт по направлению радиоэлектроники.
 
И, во-вторых, коллеги из силовых структур. Инспектор Лестрейд, поначалу соперничавший с Холмсом в раскрытии преступлений, но затем все больше превращающийся в соратника Холмса, в «Бондиане» превратился в агента ЦРУ Феликса Лейтера. В рассказах Конан Дойла Скотлант-Ярд, как и его представитель Лестрейд, хоть и порой неповоротлив, но оказывает мощную поддержку Холмсу и Ватсону в борьбе с преступностью. В книгах и фильмах о Бонде уже явно прослеживается мировая глобализация,  и роль Скотланд-Ярда часто выполняет не родная британская MI-6, а американские партнеры - ЦРУ и Феликс Лейтер. 
 
Интересно, что «промежуточная версия» героев-детективов, противостоящих глобальному злу, и являющихся прямыми наследниками Холмса, Ватсона и профессора Мориарти, появилась во Франции в начале второго десятилетия XX века – это герои Марселя Аллена и Пьера Сувестра – инспектор Жюв, журналист Фандор и, конечно же, «гений зла» - Фантомас.
Признаки промежуточной ступени эволюции у этих героев – налицо: Фандор выполняет роль Ватсона для инспектора Жюва (продолжателя дела Холмса), но уже не является второстепенным героем. А Фантомас – так же изобретателен как Мориарти, и так же зловещ и всемогущ, как злодеи в «Бондиане».
 
А какова была эволюция этих героев после Бонда? Есть, как минимум, одна догадка: в современной русской литературе нашелся герой, в котором явно есть изрядное количество генов и от Шерлока Холмса, и от Джеймса Бонда – это Эраст Фандорин из цикла детективных романов Бориса Акунина. Причем фамилия этого героя прозрачно намекает на упомянутого выше предка Бонда – журналиста Фандора. Но это уже – совсем другая история:)