Говоря о проекте «Мигология» стоит сразу оговорить два момента, которые могут вызвать различные подозрения.

1) автором идеи проекта является автор этих строк, что можно рассматривать как лоббирование собственных интересов вопреки актуальной ценности явления;

2) «Мигология» - не смотря на то, что проект вышел за пределы отдельно взятого региона и страны – тема достаточно локальная. Если первого пункта достаточно, чтобы прекратить чтение, то: До свидания! По поводу локальности «Мигологии» - подробности о проекте под сноской - есть такой оправдывающий аргумент: конструирование летательных аппаратов или биоинженерия – тоже не массовый досуг.

Итак, «Мигология» посвящена теме исследования Времени, его различных темпоральностей и выявлению единицы Времени – условно: Миг – как созидающей силы, разрушающей малоподвижные структуры мифологизированного сознания. С этого года «Мигология» существует как «Институт Мигологии» со своим набором научных отделов. Отдел Конкретных исследований занят актуализацией Мига в перцепции «младших научных сотрудников». В качестве технического средства используется фотоаппарат, но не как лишь фиксатор пространственной подвижности, а как определитель дельты между представлениями человека о пространстве и его реальным состоянием. Дело в том, что все сотрудники отдела Конкретных исследований во время опыта обязаны нажать на кнопку спуска затвора в четко обозначенный момент, имея при этом некий художественный замысел. В условиях временных ограничений научный сотрудник получает опыт переживания пространства как исторически становящегося. Результаты исследования – фотографии, свидетельства проведенного опыта, и описание личных переживаний эксперимента.

Данные, получаемые из отдела Конкретных исследований, поступают в отдел Абстрактного обобщения, где воплощаются в художественные произведения, интерпретирующие темы времени и культуры, времени и пространства, времени и человека.

Третьим отделом «Института Мигологии» является Комитет по Демифологизации. Основой работы комитета является суммирование данных двух вышеозначенных отделов с целью выработки технологий и стратегий возврата Человека в реальное пространство онтологической ситуации изменчивости и творческого становления.

Не реже одного раза в год «Институт Мигологии» (каждый филиал на месте прописки) обязан провести открытый отчет о своих исследованиях.

18-го июня отчет представил Норильский филиал «Института Мигологии», а 24-го отчитался Омск. Москвичи должны отчитаться до конца лета.

В Омске местом обнародования данных мигологических исследований стал заброшенный объект в промзоне, на один день превратившийся в «Храм Времени». Заброшенное здание для мистерии было выбрано по причине его демифологизации: некогда спорткомплекс, потом автосалон, сегодня это просто объект с остаточными идеологиями – примета времени, символ состояния экономики, а в целом уже просто Объект, подверженный законам природного порядка. Этот переход культуры в природу и стал притягательным полем для мигологов.

Двухэтажное здание было организовано по образцу культовых зданий с сакральным и профанным пространствами. На входе адептов и неофитов встречала инсталляция «Пространственный дешифратор времени» (автор Василий Мельниченко). Тонкие серые нити связали разные плоскости и уровни пространства в одной точке, образовав преграду для свободного движения посетителей. Едва заметные нити были призваны порождать в посетителях ощущение преграды, менять вектор их движения, подчинять зрение интуиции, а раскинувшиеся местами на нитях, стенах, полу ленты металлической фольги, не видные с определенных точек и активные с других – ставить под сомнение сам факт адекватности восприятия пространства.

В левом пределе «Храма» размещались труды конкретиков – фотографии с названием каждой «11.06.2011.17.16.16» на газетных листах и с текстами – описаниями переживаний исследователей. Правый предел «Храма» заняли посвященные.

Сергей Баранов оборудовал полуразрушенную комнату под серию своих живописных работ «Клаустромахия». На стенах, некогда занятых под рекламные плакаты автомобилей, появились золотые трафареты Мерлин Монро, невдалеке от которых разместилась вязанка дров, а на полу под свисающими проводами – фрагменты белого гипсового человеческого тела. Автор таким образом акцентировал мысль о трагической нелепице – подчинения сознания «иконам времени».

В соседнем полуразрушенном павильоне расположились Дамир Муратов и Виктор Кулькин. Дамир Муратов представил свои скульптуры и живопись, посвященные «художественной утилизации» отходов эпохи потребления. Сумочки с логотипами торговых марок, пачки из-под сигарет, обрывки журнальных рекламных образов – современный фон существования художника, вместо того, чтобы быть утилизированным, освободив место новым продуктам маркетологов, оказывается спасенным художником и, более того, превращается в материал, из которого художник «освобождает ангела», точнее, мышей. «Мыши» - центральная работа экспозиции Муратова.

Стеклянный мусор – материал для объектов Виктора Кулькина. Бутылка, лишенная своего содержания и смысла, вследствие чего предназначенная на бой, претерпевает трансформацию, и определена как Бутылка может быть лишь по наличию горлышка, дна и полости внутри. Однако форма объектов лишает их функциональности и выводит из временного цикла, определенного этим вещам цивилизацией.

Изменение представления о времени как фатальном факторе было свойственно работам всех авторов-мигологов. В своей инсталляции «Алтарь времени» я использовал брошенную комнату, в которой некогда «сидел», наверное, юрист, о чем можно судить по брошенным изданиям законодательных актов и томику «Процессуальный кодекс РФ». На окнах, упирающихся в забор – паутина, на подоконнике – мертвые мухи. В инсталляции я использовал окрашенные источники света и полиэтиленовую пленку, которая послужила материалом для организации пространства. Холодные синий и зеленый лучи создавали оптическое пространство, вступающее в диалог с едва пробивающимся сквозь окно солнечным светом. Жужжание специально пойманной и внесенной в пространство инсталляции мухи определяло аудиальный фон. «Алтарь времени», по моему замыслу, должен был символизировать творческий процесс освобождения временем пространства для новых форм, знаков, и в чувственном пространстве – тоже. Также «Алтарь» явился чем-то подобным святая святых, скрытым центром общей экспозиции, местом, откуда в пространстве «Храма Времени» начинался священный поток.

За стенкой от «Алтаря» в полумраке разместились маски и живописные работы Анны Терешкиной. Своей экспозицией Анна провоцировала зрителя на переживание себя во времени в качестве «песчинки» - одного из множества подобных неподобий, которые образуют материальное пространство времени. Стул, повернутый спинкой к живописи, предполагал погружение зрителя в психоделику, высвобождение личных страхов, фантазий и переживаний и, следовательно, выявление в перцептивном пространстве личной темпоральности, двояко обусловленной временем организмическим и временем средовым.

Второй этаж здания в концепте «Храма» представлял собой уровень «Неба». В своем перформансе в бассейне я обыгрывал тему «Силоамской купели», куда, согласно легенде, сходил ангел, и кто успевал войти в это время в возмущенную ангелом воду, получал исцеление. В данном случае бассейн был пуст: религиозные чудеса – для профанов. Смертный, одержимый пространственными иллюзиями, опускался на дно бассейна и привязывался к стулу. Жрица читала текст Велимира Хлебникова «Учитель и ученик», рассказывающий о законах исторического времени, жрец лил на пустое дно воду. В определенный момент случалась «божественная машина»: пустой сосуд из-под воды с грохотом бился о сухое дно. Смертный пробуждался, и наступало «исцеление»: время обретало свое гуманное значение, и временность переживалась как Благо, а время как свобода.

Также в выставочном пространстве «Храма Времени» было представлено несколько инсталляций, собранных из мусора и объектов – производных разрушения здания.

После окончания экспозиции мигологи определили стратегию развития «Института Мигологии», но об этом уже в следующих публикациях.

Фотографии Василия Мельниченко:

Алтарь времени

Дешифратор времени

Отдел конкретики

Перфоманс число Z

Больше фотографий