На фоне снижения кредитного рейтинга США и беспокойства на финансовых рынках, хочется какой-то финансовой стабильности, но обрести таковую можно лишь продав «что-нибудь ненужное». А что ненужное можно продать – то, если кроме самого себя – все остальное и так в кредит куплено, и вроде как  не твое? Части тела разве что какие-нибудь? Ну, голова, вроде, самому нужна – как говорится, «я в неё ем»,  руки – тоже пригодятся, по клавиатуре стучать, ноги – и те нужны: кеды носить модные или женщинам – туфли на шпильках. А вот есть какая-то "душа", на которую в известных кругах постоянный спрос – а человеку зачем она, душа, в наше-то время? Её даже на web-камеру не снимешь, на аватарку не выложишь. Вот ее-то и можно продать Сами-Знаете-Кому. Но это в наш век – время черного нала и электронного безнала – при слове «продать» сразу мысли – о деньгах. А что говорит о продаже души мировая литература прошлых веков?

Горячий испанский парень дон Хуан в свое время обменял свою душу на искусство соблазнять женщин (в его время еще никто не догадался открыть пикаперские курсы) и виртуозное владение шпагой, позволяющее оставить любого противника поверженным на дуэли.

В Испании донов Хуанов – не меньше, чем в Бразилии  - донов Педро. Большинство произведений мировых классиков пересказывают нам легенду о доне Хуане Тенорио, который закончил свой земной путь, отправившись в ад вместе со статуей Командора и непосредственно о сделке с дьяволом не упоминают. Но вот другой испанец – дон Хуан де Маранья, легенду о котором пересказал Проспер Мериме в повести «Души чистилища», и на могиле которого в Севилье написано «Здесь покоится худший из людей, когда-либо живших на свете», душу дьяволу все же отдал, хотя вовремя перед смертью раскаялся и сатана в итоге остался с носом.

Сын русского купца Савва Грудцын, о котором рассказывается в «Повести о Савве Грудцыне» неизвестного автора  XVII  века, тоже попал в сети дьявола из-за женщины. Надо сказать, женщины замешаны в большинстве историй с продажей души. Однако, наш, русский парень, в типично русском стиле, собственноручно написал расписку о передаче свое души, сам не понимая ее страшного смысла: «Савва еще не очень хорошо умел писать, и потому, что бес говорил, то он и записывал, не думая, а получились слова, в которых он отрекался от Христа, Бога Истинного, и предавал себя в услужение дьяволу».

Поскольку в традиции русских сказаний предусмотрен хэппи-энд, Савва, как и дон Хуан де Маранья, в конце концов раскаялся в прегрешениях – и ушел в монастырь.

Если русский и испанский герои попались дьяволу по молодости и неопытности, то совсем другой расклад с героем немецким.

Доктор Фауст – самый известный в литературе герой, продавший свою душу, заключает сделку с дьяволом уже во вполне сознательном, даже – почтенном – возрасте, и вполне осознает, на что идет. Делает он это из научного интереса, и о договоре интересуется с немецкой скрупулезностью:

«И ад законом связан?

Вот новости! Ну что ж! Прекрасно: может быть

С тобой и договор возможно заключить?».

Видимо, поэтому и деяния его превосходят то, что натворили оба дона Хуана и Савва Грудцын вместе взятые: если уж получить женщину – то не просто какую-нибудь современницу, а саму Елену Троянскую, а если заняться государственными делами – то устроить для пополнения казны финансовую пирамиду с продажей якобы обеспеченных зарытым в земле золотом акций в стиле фирмы «МММ» (кстати, в Рунете ходят записи куплетов Мефистофиля из оперы «Фауст» в исполнении Сергея Мавроди).

За такие дела – вечно бы гореть Фаусту в аду, но тут показания литераторов расходятся: у Гете душу Фауста похищают перед носом у Мефистофиля добрые ангелы, а вот у Кристофера Марло – Фауста оставляют гореть в аду.

На фоне классических сюжетов с продажей души выделяется история с азиатским героем, описанная Леонидом Юзефовичем в романе «Князь ветра».

Монгольский князь Намсарай-гун, посмотрев оперу «Фауст» и узнав, что у каждого христианина есть возможность заключить с дьяволом выгодную сделку и обменять свою душу на какое-нибудь желание, немедленно перешел в христианство – сами понимаете, с какой целью. Однако, тут крылась восточная хитрость: по монгольским верованиям, у человека имеется как минимум три души – хорошая, нейтральная и злая, и князь покрестил и приготовил для торга с дьяволом только одну из своих трех душ – злую, но сразу же после сделки – умер, так как «без толики зла земная жизнь невозможна».

В итоге – почитав классиков и современников, впору задуматься – а стоит ли торопиться продавать свою душу? Вдруг она на что-нибудь сгодится? К тому же, душа, судя по всему – товар, который всегда в цене и ее вполне можно оставить как запас «на черный день» - продать ее всегда успеем:)