Чтобы раз и навсегда закрыть вопрос о том, кто есть житель нашего недомегаполиса и как он существует в естественной среде обитания, мы решились ради тебя на небольшой экскурс в городскую антропологию. Теперь тебе будет что рассказать друзьям из Питера.

Любое место накладывает на живущего в нем человека некий отпечаток. Мировосприятие жителя Венеции отличается от мировосприятия жителя поселка Нижние Мымры или коренного Нью-Йоркца. Чтобы подчеркнуть эти особенности высоколобые интеллектуалы придумали новую область человекознания – городскую антропологию. Поскольку в нашем городе живут аж два человека, которые могут тебе рассказать про тебя больше чем мы, не лукавствуя прибегаем к их услугам.

Галина Горнова, доцент кафедры философии ОмГПУ, кандидат философских наук, городской антрополог:

«Идеалы, смыслы, ценности городской культуры формируют городскую идентичность жителя. Чем насыщеннее смыслами городская среда, тем легче человеку «вписать» себя в метафизическое измерение этого города.Наш город довольно беден смыслами. Он попадает в сферу притяжения более сильного семантического ядра – «Сибирь», растворяясь в типологическом описании «крупный провинциальный город». Какой-то уникальной городской мифологии у него тоже, к сожалению, нет. Вернее, в ней преломляются архетипы, присущие и другим городам. Вообще современная городская мифология во многом – попытка провинции «вписать себя в мировой контекст». Между тем, провинция выполняет важную роль, которую по достоинству никто пока не оценил. А Омск с ней справляется прекрасно – он воспроизводит жизнеспособное население страны, сохраняет представление о социальной и психологической норме».

Евгений Груздов, заведующий выставочным отделом музея «Искусство Омска», соавтор «Словаря мифологии Омска»:

«Городской миф – способ осмысленно существовать в определенном месте. Любой миф проходит три стадии: факт, отношение людей к нему и отношение к факту, ставшее самостоятельным фактом, то есть собственно мифом. Можно выделить и четвертую – миф, который сознательно эксплуатируют. Иногда они сразу рождаются на этой стадии. В нашем городе уже запущены такие идеи: миф о красоте омичек («самые красивые русские девушки – в Омске»), миф о столичности («третья столица», «ОМ-ск», Окунево, «Асгард Ирийский» инглингов – в общем, идея «святого города»), миф о морском городе в степи («воздушные фрегаты» поэта Леонида Мартынова, город на дне доисторического океана, штаб Северного морского пути, морское сражение с нацистскими подводными лодками в Обской губе, относившейся тогда к нашему региону). Другие находки: миф о городе странных, чудаковатых людей (знаменитая «омская птица»), представление Омска как города-полигона, города-черновика или даже города «Дон-Кихота». И все это помимо триады «Достоевский – Колчак – Город-сад».

Омская птица (Winged Doom) – интернет-мем, возникший где-то в глубинах русскоязычной имиджборды dobrochan.ru. Уже завоевал рунет и, став объектом бесчисленного множества любительских и профессиональных артов, может претендовать на статус «неофициального лого» нашего города.

«Омские девушки» – раскручиваемый кем-то за рубежом миф, о том, что самые красивые девушки в России водятся именно у нас. Результатом явилось то, что «город на Иртыше» мало-помалу превращается в одну из «мекк» для «брачного туризма». Женихи из Германии, Норвегии и прочих северных Европ довольно активно клюют на этот бренд. А еще Girls from Omsk  – название марки одежды, созданной бельгийским дизайнером с русскими корнями Лерой Синюшкиной.

Плоский город. Одна из черт Омска – его уплощенность. Город словно придавлен небом. Два «здания со шпилем» (одно на проспекте Маркса, другое на улице Герцена), Городская Дума, «трамплин» Музыкального театра, библиотека Пушкина, «свечка» у КДЦ «Маяковский» выглядят как архитектурные попытки дать городу отсутствующую вертикаль. «Омский самолет» (у ПО «Полет») символизирует желание авиационного завода снова наладить производство летательных аппаратов и смотрится как попытка «вернуться в небо». Ступеньками выглядят и местные аэропорты... (по мотивам «Словаря мифологии Омска») 

Языческая столица. О том, что Омск – духовный центр инглингов (неоязычников с инопланетными корнями), в России не знает только нелюбопытный. Виной тому колоритный омич Александр Хиневич. Он сочинил и запустил в массовое сознание миф об Асгарде Ирийском – древней языческой столице всех славян. То, что археологическими изысканиями красивая легенда не подтверждается, даже как-то не хочется вспоминать. Так или иначе, внимание туристов к региону этот миф (вкупе с другим «святым» местом – деревенькой Окунево) успешно привлекает.

Тайные ходы. Живучая городская легенда про сеть подземных ходов и катакомб под Омском имеет реальную основу. В 19 веке канализация выглядела именно так. Никаких привычных нам труб и коллекторов. Время от времени местные археологи натыкаются на ее остатки.

Золото Колчака. Часть золотого запаса Российской империи действительно некоторое время хранилась в нашем городе. И связано это с именем того самого полярного путешественника и адмирала. После того, как город захватили части РКК, золотишко благополучно пропало. Энтузиасты ищут до сих пор. 

Текст: Ренат Атаев

Иллюстрация: Иван Шаврин

Источник: Омский молодежный журнал "Дело молодое"