3 сентября 1986 года, 25 лет назад, в России начала работу Классическая философская школа «Новый Акрополь». Сегодня мы беседуем с ее основателем и бессменным руководителем Еленой Сикирич.

Елена СикиричЕлена, во-первых, позвольте поздравить вас и ваших учеников с этим событием. Юбилей — это всегда хороший повод оглянуться назад, осмыслить прожитое. Каким вы видите главный итог работы за 25 лет?


Надеюсь, главные итоги у нас еще впереди. Но когда вспоминаешь, как все начиналось, можно смело сказать, что кое-что все-таки сделать удалось. Об остальном пусть судят другие.


А начиналось все 25 лет назад в небольшой аудитории МГУ с несколькими энтузиастами, которые хотели слушать лекции по философии хотя бы два раза в неделю. То, что есть сейчас, намного превосходит все, о чем мечтали тогда. Лекции читаются не два раза в неделю, а каждый день, причем по очень интересной комплексной программе, и не только в Москве, но и в двенадцати других городах России. Многие мечты, которые тогда казались несбыточными, помогли осуществить те самые люди, которые пришли на первые лекции.


А о чем же мечтали тогда, 25 лет назад?


Если честно, мы с немногими нашими первыми слушателями мечтали об одном — о хороших людях. И эта мечта осуществилась. Именно благодаря тому, что пришли необыкновенные, красивые, добрые, щедрые и очень способные люди, удалось воплотить в жизнь многое, о чем думали, но, честно говоря, думали как об утопии, как о планах далекого-далекого будущего — лет через 40 или 50. Тем более что описываемые времена — это только начало перестройки, времена Советского Союза. Сами понимаете, что в тех условиях несбыточными казались все мечты.


Тогда, в начале пути, мы занимались по квартирам, благодаря щедрости наших слушателей, которые их предоставляли. И совершенно невозможным казалось нам, что когда-то будут свои мастерские, свои исследовательские группы, свои книги и свои фильмы, будет, наконец, дом для души, где можно общаться с друзьями и единомышленниками, нести благо людям, помогать природе. Тем более далекими были мечты об открытии филиалов «Нового Акрополя» в других городах России. Удивительно, что в первую очередь сбылось то, что тогда считалось самым нереальным: Школа обрела стены, получила свое помещение. Появилось место, где созданы все условия для развития самых разных граней души человека. Утопия стала реальностью — вот итог 25 лет.


Но все же главные итоги для меня — благодарность людям. Никогда ничего не было бы сделано, если бы на наш призыв не откликнулись люди ищущие, люди стремящиеся — люди, которым нужно было нечто большее, чем обычная, повседневная жизнь. Люди, которые скучали по дружбе. Люди, которые скучали по возможности жить общими идеалами, делать вместе что-то нужное, важное. Главные итоги 25 лет — это благодарность за то, что люди пришли, откликнулись, раскрылись и многое сделали.
25 лет тому назад в первой группе было 15 слушателей, сейчас в «Акрополе» — полторы тысячи. 25 лет тому назад — одна комнатушка в МГУ, сейчас — большой культурный центр в Москве, «Дом жизни», как мы его называем между собой. Он весь состоит из своих живых, родных, красивых уголков. Здесь занимаются музыкой, поэзией, театром, создают аудиовизуальные программы, снимают фильмы. Здесь же разместились десять мастерских прикладного искусства, аудитории для занятий научно-исследовательских групп, обширная библиотека. Есть уголки и для отдыха: философское кафе, прекрасный сад. Если все перечислять, получится очень долго...


Сказанного вполне достаточно, чтобы понять, что круг ваших интересов достаточно широк. И сразу же возникает следующий вопрос: как это все удается совмещать? Есть ли какой-то стержень, ось, главная линия, вокруг которой строится работа? Или все идет стихийно, как получится?


Конечно, главная линия есть. И дело тут вовсе не в количестве наших проектов и не в разнообразии наших дел. Ведь учтите, что кроме центра в Москве есть и маленькие центры в других городах, где делается то же самое, но с меньшим количеством людей, хотя и с тем же энтузиазмом и такой же щедростью.


Стержень очень простой. Есть программа обучения, которая рассчитана на долгие годы; в ее рамках наши слушатели изучают то, что мы называем жемчужинами философии, соприкасаются с традициями, мудростью разных культур, в том числе и русской. Но мы не просто изучаем, а помогаем людям открыть важные, основополагающие идеи, которые пробуждают в первую очередь наше сознание и, кроме того, оказываются востребованы и применимы в нашей повседневной жизни (зачастую не очень легкой) и помогают решить проблемы, которые иначе решить сложно. На самом деле стержень — это изучение философии в разных ее проявлениях, изучение разных ее граней.


Не подумайте, что философия — это нечто сухое, теоретическое. Те же красивейшие законы, важные идеи можно открыть и в искусстве, и в науке, и в окружающей природе, и во встреченных вами людях. Это нечто очень живое. Прикоснуться к этому — основная задача, даже не задача, а потребность души. И когда подобные осознания бывают, хочется не просто применить их в жизни, а прожить их. Прожить в собственной душе, вместе с близкими людьми, прожить и поделиться прожитым с окружающим миром, с теми людьми, кому это нужно. И это меняет человека по-настоящему. И можно сказать, что основные итоги 25 лет работы: занятия с детьми и взрослыми, фильмы и книги, мастерские и экологические акции, в общем, все, что было создано, — это результат внутренних изменений, которые произошли благодаря лекциям, благодаря философскому поиску, благодаря попытке не теоретизировать, а проживать важные истины. И все это не в одиночку, не сидя в своем уголке, а принося пользу, решая социально значимые задачи.


Тот, кто был в нашем центре, кто видел плоды нашей работы, смотрел наши фильмы, читал наши книги, — никогда бы не поверил, что все это делали люди, которые изначально ничего этого не умели и которые не были профессионалами ни в одной из названных областей. Люди не верят, что все это — начиная с театра, музыки, хора, фильмов, научных исследований и кончая журналом и стенами центра в Москве и в наших филиалах, — что все это было сделано на одном энтузиазме и «любви к мудрости», как, собственно, и переводится слово философия.


Но все-таки согласитесь, что на одном энтузиазме и любви к мудрости, особенно в наше время, не проживешь. Как вам удается содержать такой центр? По всему видно, что здесь вложен не только энтузиазм, но еще и немалые средства. Помогает ли вам кто-то?


Смотря что вы под этим подразумеваете: помощь материальную или иную. Скорее, помогают именно тем, что ничем не помогают. Я объясню этот парадокс. Материально нам никто не помогает. Все средства, которые вложены в развитие центра в Москве и других городах, заработаны нами самими. То есть энтузиазм и здесь приносит свои плоды. Люди, благодаря тому, чему научились в Школе, начинают создавать вещи, скажем так, вполне востребованные в современном мире. Наш журнал, фильмы, изделия мастерских приносят некоторые средства. А ремонты мы делаем сами. Кроме того, у нас есть принцип, которому научила та же философия: нельзя рассчитывать на помощь государства, спонсоров, даже на милость Божью, прежде чем сам, собственными силами не попытаешься что-либо «пробить». Философия учит, что именно так сбываются мечты, даже самые утопичные.


Можно в качестве аналогии взять молодую семью, в которой муж с женой начинают совместную жизнь с нуля, без средств, без посторонней помощи, но их связывает общее чувство — любовь, и тогда мечта о семье становится реальностью. Перенесите это на Философскую школу «Новый Акрополь» — мы, по-своему, тоже семья. Начинаешь с нуля, но мечтаешь и веришь в то, что сможешь осуществить, — веришь не абстрактно, не лозунгами, не потому что тобой руководит какая-то идеология, а веришь потому, что тебя ведет обыкновенная или, правильнее сказать, необыкновенная любовь. Она рождается из совместных усилий, совместных преодолений. И когда видишь глаза людей, которым приносишь пользу, видишь счастье людей, которых чему-то научил, привнес толику света в их жизнь, — тогда найдешь и силы, и возможности научиться чему угодно. Вот и весь парадокс — отсутствие чьей-либо поддержки заставляет нас самих мочь и уметь всё. Это тоже помощьѕ Но чья? Может, судьбы?..

 

Поражает широта охвата тем, представленных в вашей программе: мудрость Востока и Запада, древние и современные философы и учения. Скажите, не ведет ли это к распыленности, смешению, некой эклектике?


Посмотрите вокруг, посмотрите на природу — не дает ли она пример смешения стилей? А люди разве одинаковы? Деревья, птицы — они разве не различны? Разве то, что мы наблюдаем вокруг себя, не есть яркий пример «эклектики»? Все же знают, что видимое нами разнообразие в природе имеет определенные цели. И когда начинаешь их понимать, то видишь, что за эклектикой стоят глубокие законы гармонии и мудрость природы.


Наша программа занятий, построенная на сравнительном исследовании разных областей знания, культур и традиций, приносит пользу не потому, что расширяет кругозор и пополняет багаж интеллектуальных знаний, а потому, что во всех темах помогает открыть одни и те же красивейшие принципы существования. Открывая их в одной области, в одной культуре, ты видишь, что они применимы в совершенно разных сферах жизни и что принципы, суть вещей, всегда одни и те же. Например, буддисты говорят о необходимости сострадания. Тому же состраданию учит христианство. К важности сострадания пришел психолог Карл Гюстав Юнг, изучая феномен бессознательного. Вы думаете, речь идет о разных состраданиях? Закон любви заложен в самой природе человека, в природе атомов, в законе притяжения. Если это уловить, понять, тогда легко и применить.


Есть ли в истории примеры философских школ, которые вы избрали в качестве образца или модели для «Нового Акрополя»?


Да, конечно, только с одной поправочкой. Мы стремимся воплощать не конкретные образцы, а законы, идеи и принципы этих школ-моделей древности... Не всех, но некоторых, которые основывались на все той же «эклектике» и воспринимали ее не как распыленность и тягу к разнообразию, а как объединение духовного поиска с повседневной жизнью человека. Я прекрасно отдавала себе отчет, что понадобится еще много-много времени, прежде чем удастся воссоздать идею тех школ в том виде, как они существовали раньше. Например, как это было в школе Пифагора, где люди знали намного больше того, что будем знать мы в ближайшие сто лет. Там была четко выстроенная многоступенчатая система обучения, где на каждом этапе вместе с необходимыми знаниями в человеке раскрывали и соответствующие способности души и сердца. Полученные таким образом на каждой ступени знания позволяли ученикам меняться, становиться лучше, внутренне расти. Речь шла не столько о воспитании ума, сколько о воспитании души. Когда человек меняется внутренне, он получает и возможность менять мир вокруг себя.


Кроме того, в древних школах любых цивилизаций (возьмите, к примеру, Индию, Грецию, Тибет) обучением никогда не занимались теоретики с кафедры, а лишь учителя, которые проходили такой же путь, те же испытания, что и их ученики. Постигая на собственном опыте определенные законы, они в процессе обучения своим примером указывали путь, давали основное правило жизни — идти следом и собственным примером обучать других. Вот, собственно, вся модель — обучение-воспитание на основе примера.


И все те грани, которые мы развиваем в нашей Философской школе, объединяя науку, искусство, экологию, благотворительность, — применение все того же древнего принципа, но для обучения уже в наши дни.


25 лет довольно большой срок. Ваша школа прошла вместе со страной путь от Советского Союза через перестройку к становлению российской демократии. Когда было легче — тогда, 25 лет назад, или сейчас? Как вы можете оценить сегодняшнее время?


Все зависит от того, по каким критериям оценивать. Если брать общепринятые критерии — критерии материального прогресса, которые мне лично чужды, то, конечно, сегодня легче. Сегодня мы как бы получили свободу действий: свободу есть что захотим, свободу не стоять в очередях, свободу иметь многое начиная с йогурта и кончая «Мерседесом». С этой точки зрения, действительно, стало легче.
Если бы мы начинали сегодня, то мечта о стенах Школы (аренде того или иного помещения) не казалась бы утопией, как и многие материальные блага. Тогда, 25 лет назад, не было элементарных средств: достать цветную фотопленку было мечтой, купить хорошую книгу было мечтой.


Но, с другой стороны, я тоскую по тем временам. Если брать другие критерии, критерии не материального благополучия, не технического прогресса, а критерии, как бы наивно это ни показалось, благополучия души, то в очередной раз оказывается права философия. Тогда, в начале перестройки, ничего не было с точки зрения материальной, и люди мучились, страдали и унижались (для меня, пришедшей из так называемого западного мира, было унижением стоять в очереди за колготками), но при этом больше стремились к нематериальным ценностям. Они могли днями и ночами, на морозе, выстаивать длинные очереди, чтобы достать билет в театр или на хороший концерт. Не было в продаже хороших книг, и люди переписывали их от руки, как в Средние века, потому что была жажда — жажда познания, жажда иных ценностей, жажда чего-то более высокого. А вот сегодня я этой жажды уже не чувствую. И можно сказать, что в этом смысле мне сегодня труднее. Раньше, может быть, в очередях никто тебе не уступил бы колготки. Но люди, которые самиздатом выпускали книги, люди, которые знали, что значит попасть на концерт, попасть в театр, приходили и делились своими мечтамиѕ Было своего рода братство поиска, что, собственно, и помогло создать Школу в те времена. Потому что собрались люди, которые когда-то искали в одиночку и вдруг увидели, что они не одиноки. Когда в одном месте собирается много ищущих людей, чьи мечты выстраданы, заслужены, — это силища! Это и дало нашу Школу. Это самая большая ценность, которой я дорожу.


Какой вы хотели бы видеть Школу через 25 лет? Что бы пожелали себе и своим ученикам?


Я бы не хотела вернуть прошлое (упаси Бог!) — те сражения, которые были на бытовом уровне, сейчас не нужны. Но есть заветная мечта — на каком-то другом уровне вернуть такие же великие стремления (если скажу «духовность», это покажется сухо). Стремление к идеям, которые могли бы объединить людей, стремление к совместным мечтам о будущем, стремление творить ради подлинного счастья России. А оно, как мне кажется, основывается не на экономике, а на усилиях тех же энтузиастов, живущих и действующих с Богом, тех, кто ищет в своей жизни что-то вневременное, вечное, сильное, истинное. Мне очень хочется изменить судьбу России так, чтобы путь к счастью не вел через сплошные страдания. Неужели в России люди непременно должны сильно страдать, чтобы проявились в полной мере лучшие качества их души? Нельзя ли те же духовные стремления, жажду подлинно человеческого, красивого, глубокого проявлять и в более спокойные времена? Очень хочется, чтобы в России перестала работать знаменитая пословица: «Пока гром не грянет...» Не нужны нам громы! Сейчас, хотя грома нет, никто не мешает творить добро и многих людей делать счастливыми.


Очень хочется, чтобы на лекции приходили люди с тем же блеском в глазах, как и 25 лет назад, чтобы без лишних слов и множества дискуссий вернуть людям простую потребность — жить со смыслом и делиться этим счастьем с другими.


Скажите, а вы сами счастливы?


Очень. Просто потому что для меня счастье не связано с легким путем и не связано с легкой жизнью. Для меня счастье связано с наполненной жизнью, с возможностью приносить кому-то пользу, с осознанием того, что ты нужен окружающим людям, можешь что-то им дать, чем-то помочь, что-то изменить в их судьбе.


Поэтому, если бы мне сейчас дали возможность прожить те же самые 25 лет, но по-другому, сказали бы: «Лена, у тебя будет все и сразу: и помещения, и книги, и филиалы в городах России, и поддержка на государственном уровне — милости просим!» — я бы отказалась. Отказалась бы именно ради счастья ничего не иметь, но быть рядом с близкими по духу людьми. Я бы отказалась, потому что философия научила, а жизнь доказала: не бывает счастья без совместного проживания и преодоления трудностей и преград. Как бы странно ни звучало, счастье для меня — не эмоциональное состояние, а состояние благодарности за то, что судьба научила кое-что ценить. Я сейчас счастлива, потому что научилась ценить все усилия, всю доброту и всю красоту людей в Школе. Я узнала цену счастью и за это им благодарна.


Спасибо вам! Еще раз поздравляем с юбилеем и желаем вашим ученикам того счастья, о котором вы говорили.