По данным регулярного обзора бестселлеров газеты USA Today,  по итогам за 2010 год список самых популярных в США книг возглавляли три книги Стига Ларссона из цикла «Миллениум».

Такого европейского литературного нашествия Америка не видела со времен Гарри Поттера, а подобная популярность книг неанглоязычного автора в США в принципе вещь крайне редкая и удивительная. Более 17 миллионов копий книг Ларссона продано в США, и более 60 миллионов – по всему миру. По масштабам это сравнимо, например, с «плоским миром» Терри Прачетта, но Прачетт пишет серию с 1983 года, и выпустил за эти годы уже десятки книг.

Если швед берется за какое-либо дело, то результат превосходит любые ожидания. Достаточно вспомнить примеры в промышленности и торговле: автомобили Volvo, мебельные центры IKEA, не говоря уже о регулярном штурме музыкального олимпа шведскими поп-группами:  ABBA, Roxette, Army of Lovers, Ace of Bace, Secret Service, The Cardigans. А шведскую литературу каждый из нас знает с детства по культовым персонажам сказок Астрид Линдгрен и Туве Янссон.

Швеция находится в первой десятке стран мира по долголетию: средняя продолжительность жизни у мужчин приближается к 80 годам, а у женщин — превышает 83 года. Однако, журналист и писатель Стиг Ларссон умер в возрасте 50 лет, успев закончить лишь три книги о Девушке с татуировкой дракона из задуманных десяти. Но даже эти три книги иной писатель вымучивал бы десятилетиями. Неудивительно, что Стигу судьба отвела такой недолгий срок: читая трилогию Ларссона, удивляешься, как вообще шведы умудряются переваливать за 50 лет, потребляя в таких громадных количествах кофе. Но видимо, авторы триллеров и детективов – особый случай: шведский писатель Пер Валё, автор серии детективных романов про комиссара Мартина Бека, умер в возрасте 48 лет.

Ева Габриэльсон, гражданская жена Стига Ларссона, не теряет уверенности в том, что четвертая книга «Миллениума» рано или поздно увидит свет, но даже трех изданных книг достаточно для того чтобы задуматься, в чем же причина такой невероятной мировой популярности Стига Ларссона.

Может быть, дело в главных героях? Есть в них что-то знакомое и близкое для каждого из нас. И не случайно: мало найдется людей, которые в детстве не читали книжек Астрид Линдгрен, ну или хотя бы не смотрели фильмы, поставленные по ее произведениям.

– Что вы собираетесь делать, я не знаю. Я, во всяком случае, не буду бездельничать. Я ведь дилектор… А у дилектора нет ни одной свободной минутки.

– Кто ты? – переспросила Анника.

– Дилектор!

– А что значит «дилектор»? - спросил Томми.

– Дилектор – это тот, кто всегда и во всем наводит порядок. Это все знают.

Астрид Линдгрен, «Пеппи Длинныйчулок» Перевод Л.З.Лунгиной.

Лисбет Саландер – повзрослевшая Пеппи Длинный чулок, которая продолжает совершенствоваться в профессии «дилектор» - наводить порядок везде, где просят и где не просят. Вот что такое настоящая шведская женщина – хоть и хрупкого телосложения, но и коня на скаку остановит, и не только войдет в горящую избу, но еще и выйдет из нее живой.

У женской аудитории Лисбет вызывает особый вид симпатии, наиболее приближающей героя к читателю – эмпатию личного опыта. Мало найдется женщин, не знающих что такое насилие сильного пола над слабым – либо на своем опыте, либо на опыте знакомых-подруг. И та жесткость, хитрость и железобетонная уверенность, с которой Лисбет расправляется со своими обидчиками – как целительный елей на раны читательниц.

  «Осаждать штаб противника, брать заложников, обмениваться страшными угрозами, писать оскорбительные письма, похищать «тайные бумаги» противника и самому изготовлять их в огромном количестве, чтобы противнику было что красть, тайно проносить секретные документы через линию фронта — в этом заключались в основном войны роз» Астрид Линдгрен, «Знаменитый сыщик Калле Блюмквист» Перевод Н. Городинской-Валлениус

Как и Лисбет, Микаэль Блумквист – возмужавший герой сказок Астрид Линдгрен – «Суперсыщик Калле Блумквист», который разрывается между двумя важными жизненными кредо – участвовать в войне Алой и Белой розы (во взрослом возрасте – это журналистские «скандалы, интриги, расследования») и ловить преступников.

Блумквист - отражение самого Стига: трудоголик, принципиальный журналист, и в то же время – «супермен», которого и пуля не берет, и любая женщина от его взгляда сразу млеет: доходит немного до абсурда, когда начинаешь понимать,  что стоит только появиться в книге женщине возрастом от 20 до 60 лет, она обязательно  в конце концов окажется в постели с Микаэлем.  Мужской читатель рад ассоциировать себя с таким героем – к тому же, Микаэль ведет себя как «нормальный мужик»: пьет и курит все, что горит, а изысканным кулинарным блюдам предпочитает фаст-фуд.

 Тандем Микаэля и Лисбет образует этакого «шведского Джеймса Бонда» - вообще, в трилогии встречаются периодически отсылки к «Бондиане»:

- одна из частей книги «Девушка, игравшая с огнем» называется From  Russia With Love – как один из романов и фильмов про агента 007

- не чувствующий боли помощник главного злодея Рональд Нидерман очень напоминает персонажа по имени Челюсти из фильмов о Бонде.

- ну и, наконец, роль Микаэля Блумквиста в американской версии «девушки с татуировкой дракона» исполняет ни кто иной как «официальный Джеймс Бонд» - Дэниэл Крейг.

Но не только герои Ларссона привлекают читателя. В его книгах описан особый мир – причем, в отличие от книг фэнтези – мир не выдуманный, а абсолютно реальный, но тем не менее – незнакомый американскому и европейскому читателю изнутри – тем и интересный: современная Швеция.

В городе Стокгольме, на самой обыкновенной улице, в самом обыкновенном доме живёт самая обыкновенная шведская семья. Астрид Линдгрен, «Карлсон, который живет на крыше» Перевод Л.З.Лунгиной.

Благодаря Стигу Ларссону мы теперь знаем, как же выглядит «обыкновенная шведская семья»: Эрика спит с Микаэлем, а вообще-то она замужем за Грегером, но Грегер ничего против не имеет, да и сам он, вообще-то, бисексуал. А Микаэль в свободное от встреч с Эрикой время не пропускает ни одной юбки.

Сексу в книгах Ларссона отведено значительное место: герои занимаются сексом почти так же часто, как пьют кофе – причем, видимо, в Швеции кофе и секс - занятия примерно одинакового порядка, не требующие специальных церемоний.

Вообще, у шведов все как-то не так, как у обычных людей: запутанные половые связи считаются нормой жизни, а вот бизнесмен, использующий детский труд в Тайланде при производстве унитазов, который у нас считался бы успешным предпринимателем, по меркам шведов – законченный подонок.

 Своим фантастическим трудолюбием Стиг Ларссон добился того, что книги наполнены таким количеством деталей, что создают «эффект присутствия» - читатель ощущает себя участником каждого эпизода в книге: жизнь редакции газеты, внутренняя «кухня» частного детективного агентства,  улицы Стокгольма и труднопроизносимые названия городов шведской «глубинки».

И, наконец, - "убойный" прием, использованный Ларссоном, чтобы подогревать интерес читателя к сюжету – это разнообразие жанров: начинается «Миллениум» детективом про серийного-убийцу, в следующей книге история плавно перетекает в «крутой детектив» с мордобоем и стрельбой, и, наконец, в «Девушке, взрывавшая воздушные замки» - превращается в политический триллер.

Мы думали было завершить колонку о феномене Стига Ларссона в шутливом тоне, например «ну вот, три увесистых тома наконец-то дочитаны, и теперь можно, по шведскому обычаю, выпить кофе и заняться сексом», но тут поступило известие, что Нобелевскую премию (кстати, Альфред Нобель, что примечательно – тоже швед) по литературе получил шведский поэт Тумас Транстремер. Шведское вторжение в мировую литературу продолжается – какие уж тут шутки!