Заброшенный сад, в предгорье Кавказа, участок в сто соток, на нем старый дом .

Заросшие грядки, и нет там посадки, сорняк все опутал, ни что не растет.

Не видно дорожек, разбита оградка, зеленая краска облупилась давно,

Забор весь провис, как старый карниз, нет пользы давно.

А в средине участка стоит, словно гриб, - косая беседка, плющом заросла вся давно.

 И вьется плющ змеем, крадет он солнце, крадет он тепло у маленькой детки, лозы винограда, что только сейчас ростки сквозь землю дала, совсем беззащитна, одна и мала.

 Когда -то в беседке, давно до войны,   играли веселые милые детки. Мальчишки, девчонки резвились толпою. Здесь пели, шутили, шумели, кутили, и свадьбы играли, родных провожали своих стариков, и воинов – сынов и отцов.

И в этой беседке трещали соседки с хозяйкой.

 Шептали влюбленные под желтой луной, но речь не о ней. О бренности дней, о том как, уходят они, как быстро сменяются дни.

Вот лето срывало последние жаркие дни и листья желтели от знойной тоски, и сохла трава. Не знала давно уж дождя здесь земля.

Так сушит война, убивая поля, разрушая дома, срывая последние листья надежды- души, забирая родных и близких своих, взрывая мечты, обнажая рваные раны, ввергая в тиски тоски. Заставляя считать тревожные дни.

Вот так и тогда она забрала… всех. Всех тех, кто громко смеялся, кто плакал, рыдал, кто под луной темной ночью мечтал, и тех, кто в полях этих сеял, сажал, кто жизнь на земле создавал.

И тех стариков и тех молодых – парней и детишек, старух и братишек, им нет не числа и рода, лица. Людей, живых, молодых, красивых, родных…их забрала, опутала плющом она - война.

Но вечной не бывает даже война, приходит покой, и родная земля…, воскреснет, воспрянет и отдохнет.

Вновь прорастет винограда лоза, силой наполнится стебли ростка, и небо подарит дожди. И вода… превратиться в сладость плода. Так было и будет всегда.

 Окрепнет лоза, вверх устремятся ее лепестки. Прорвется она, и станет сильна и разорвет путы плюща.  

 

Об авторе