Вот смотришь ты на ребёнка, неужели ты думаешь в первую очередь о том, кто его родители? Ты видишь золотистые кудряшки или прямые тёмные волосы, голубые или карие или даже зелёные глаза, курносый нос, веснушки на том носу или фингал под тем глазом. Неужели ты сразу спрашиваешь всех попадающихся тебе навстречу детей «Чей ты?»? Так же и с произведением, не важно, что это: рассказ, пьеса, фильм, картина. Ты видишь буквы, краски, игру актёров, сюжет, и до определенного момента тебя не интересует, кто же автор всего этого безобразия. Ну, или наоборот, не безобразия, а красоты. Уже потом, может быть, ты узнаешь имя автора. Да и то, скорее всего в том случае, если получил сильное впечатление. Причем, не важен знак впечатления, положительное оно или отрицательное. Просто сильное. Только тогда читателю и зрителю хочется знать «Кто сочинил?». Чтобы выразить эти самые сильные эмоции, которые получены. А уж чего хочет зритель-читатель, плюнуть в глаз автору или расцеловать – это дело второе. «А автор?» - спросишь ты, - «Автор же хочет популярности и признания своих заслуг? А тут получается, что читателю, по большому счёту всё равно, кто в страданиях и муках рождал шедевр» И я отвечу: «Да, по большому счёту всё равно». Ведь, как с теми же детьми, ну ни всё ли равно тебе, кто рожал совершенно постороннего тебе ребёнка? Это уже потом, когда вы с этим детенышем испытали взаимную симпатию или антипатию, только тогда у тебя возникнет желание узнать родителей. А на счёт того, что автор хочет популярности… Хочет, конечно, но не в первую очередь. Настоящий Автор, Автор с большой буквы он творит, как дышит. Не бывает у настоящих такого, подышу-ка я сейчас, глядишь и стану знаменитостью, а если не стану, то и дышать не буду. Спору нет, что автор – человек, и как все люди хочет, чтоб не пропали его скорбный труд и дум высокое стремленье. Кроме того, автор ещё иногда ест и одевается. Весьма редко среди авторов попадаются полные альтруисты. А в основной массе они кроме аплодисментов хотят ещё и гонорар. Ты скажешь, что моя точка зрения обывательская. А я с тобой соглашусь. И так же соглашусь с тем, что кроме обывателей есть ещё и ценители. Вот им то, как раз зачастую не важно какие у ребенка глаза… то есть какие эмоции вызывает творение. Этакие коллекционеры полотен Пикассо или рукописей Шекспира. Но как-то гнильцой попахивает, когда человека больше интересует провенанс, чем игра красок, свет и полутона. Но не будем о грустном. Автор – он мать своему произведению. Он увидел, услышал, заметил, сохранил в запасниках памяти и воплотил во что-то материальное дуновение ветра, случайный разговор, запах или звук. Как мать он выносил и вырастил всё это внутри себя, чтобы родить чудо. И как любой нормальной матери, нормальному автору не безразлична судьба дитяти. А уж если, не дай Бог, кто-то украл дитя, то… страшнее автора здесь зверя нет. И не бывает тут матерей-кукушек. Уйдут в небытие авторы, забудутся их имена, но коли удалось творение, то будет оно дарить радость людям, может быть и спустя века. А потомкам даже интереснее гадать, кем был тот неизвестный мастер, как жил, о чём думал, страдал или наслаждался, чем прочитать сухие строчки биографии. Ведь собственно для того мы и рожаем детей и создаём шедевры. Чтоб потомкам не было скучно.