Я была в Городе Ангелов прошлой осенью, когда приехала в командировку в Северную Осетию. В рамках одного дня было запланировано множество мероприятий, одним из которых было посещение мемориального кладбища в Беслане. Возложить цветы, почтить память погибших...

Я брожу среди мраморных плит, вглядываясь в таблички, и в горле встает ком. Это огромное мемориальное кладбище как результат одной большой страшной трагедии, случившейся 1 сентября 2004 года. Здесь много ни в чем невиновных детей, здесь похоронены целые семьи. Эти люди, как и мы с вами, имели такое же право на жизнь.

Сколько людских судеб оборвал этот террор? Кому нужен он? Мировое сообщество отрицает  терроризм, ни одна религия мира в своих канонах не проповедует насилие. Это ли борьба против конкретных народностей? Но в каждом теракте гибли люди самых разных вероисповеданий и расовой и национальной принадлежности. Это борьба против самих себя? Самоистребление? Зачем?

Прошедшее десятилетие нового века было неоднократно отмечено террористическими актами различных масштабов. В 2000-м говорили: началась война, когда телевидение нам транслировало горящие здания башен-близнецов. Тогда в США погибло свыше 2 тыс. человек. Это был самый крупнейший теракт за историю человечества. 

Беда добралась и до России. Кровавым стал мюзикл "Норд-Ост" на Дубровке для мирных зрителей в 2002 году. Захват школы в Беслане, взрыв в московском аэропорту Домодедово. Серия взрвывов в метро Москвы, а также и в Минске недалекой Беларуси в прошлом году.

... Цветы возложены, скорбные речи произнесены сегодня в Городе Ангелов. Кто-то украдкой, как будто стыдливо, смахивает слезы с глаз. Приглашаю гостей республики вернуться в туристический автобус и продолжить путь. Интересно, а у тех убийц, от чьих рук погибли все эти невиновные люди, лежащие здесь, под плитами, были дети? Как рука могла подняться на детей? На этих детей. Эти дети такие же. И у них также есть мамы и папы. Которые своих детей дома в тот день так и не дождались. 

Как призвать вас к человечности?

... Апрель. Москва. Вечер. Люди спешат из своих офисов домой. Новый Арбат наполнился автомобилями, образовав пробки, над которыми то и дело проносятся сигналы недовольных автолюбителей. К метро протянулась торопливая вереница людей. Город закончил свой рабочий день и уже готов раствориться в усталой вечерней суете.

Не отводя глаз от книжки и уже не удивляясь переполненным вестибюлям метро в часы пик, я медленно продвигаюсь по переходу на станцию "Боровицкая". Однако картина, происходящая на "Боровицкой", заставляет меня оторваться от чтения и спрятать книгу в сумку. Поезд, начавший движение от станции, остановлен посреди туннеля, а на перроне столпилось огромное количество людей, не снившееся мне ни в один час пик. Таймер, отслеживающий временные дистанции движения поездов, показывает восемь минут. Я вижу обеспокоенные лица людей, мне хочется спросить у них, что происходит, но я догадываюсь, что они осведомлены о причинах происходящей ситуации не больше, чем я. Мимо быстром шагом идут полицейкие, замыкает колонну кинолог с собакой. Да что происходит-то, в конце концов? Я достаю телефон.

- ... Вот такая ситуация. Посмотри, может Яндекс в курсе, что тут происходит.

- Да что ты, не знаешь разве, что случилось сегодня в Днепропетровске?

- Нет. А что случилось?

- Взрывы... Теракты, наверное. Много пострадавших и есть погибшие. Вот и в Москве, наверное, решили усилить контроль.

- Опять теракты? Какой ужас! Надеюсь, здесь ничего не произошло... И не произойдет. Хочется сегодня домой вернуться.

Через некоторое время движение поездов было восстановлено, но они продолжали приходить на станции с большими интервалами. Втиснувшись в переполненный вагон, я продолжила путь домой, до конца дня забыв о недочитанной книжке.

Нас скоро ждет светлый праздник Дня Победы, однако в календаре российкой современной истории все больше и больше становится памятных дат, наполненных ужасом пережитого и скорбью о тех, кого больше нет. Терроризм не побежден. Неужели нам остается только испытывать страх и двигаться по этому темному туннелю навстречу неизвестности?