Задумка о проведении одного дня с тележурналистом была у меня  уже давно, но как ее реализовать, я не знал. Прочитав в газете интервью с Артемом Петровым из ГТРК Лотос, я понял, что Артем довольно-таки дружелюбный человек и договориться с ним наверняка получится. Найти контакты Артема оказалось несложно. Еще до нового года я с ним списался и рассказал свою задумку, на что получил ответ: «Хорошо, я думаю, наш главный редактор разрешит». В ожидании прошла  половина января, и вот пришел долгожданный ответ: «Редактор дал добро, я выберу день, когда будут интересные съемки, и позвоню тебе». Радости моей не было предела, ведь я смогу просмотреть все, что оказывается за кадром.

День съемки.  Артем решил сделать сюжет об астраханской группе Mireia. Договорившись с участниками группы, мы приехали в Союз театральных деятелей. Прибыв на место съемки, мы обнаружили, что вокалист опаздывает и инструментов нет.

- Выбора нет, - сказал Артем. - Без материала меня обратно не пустят.

Свет.  Камера. Мотор.  Оператор снимает картину.  Процесс записи репортажа не так прост, как кажется зрителям по телевидению.

- Иногда так получается, что приезжаешь на съемку, а снимать нечего.

За всем процессом Артем следит сам.  Он четко представляет, какой сюжет должен получиться. Во время записи интервью звукорежиссера оправили за гитарой, чтобы хоть чуть-чуть инструментального выступления группы присутствовало в сюжете.  Съемки закончены. Петров доволен своей работой. До самого телецентра оператор с тележурналистом делились впечатлениями.

Телецентр.  Во второй раз захожу в это здание. В News-room никого нет. На столах рабочий беспорядок. Работа «кипит» только у компьютеров.  Постепенно комната заполняется журналистами. Вбежавшая Лейла Джадраева разряжает обстановку, заводя разговор о погоде и автомобилях.  Познакомившись со мной, она показывает план съемок на сегодня.

- Вот видишь, сегодня 17 съемок, а вот если взять, к примеру, понедельник, то съемок совсем мало.

К нам подсела шеф-редактор ГТРК «Лотос» Натэлла Зубченко. Она рассказала, как добиться успеха в журналистике:

- Очень часто приходят молодые девушки со словами: «Я хочу вести «Вести»». Но они не понимают самой «кухни». Они думают, что кто-то за них напишет текст, а они сядут перед камерой и все прочитают по суфлеру, как попугаи. На самом деле всё совсем не так. Были, конечно, такие времена, когда были дикторы, но это было очень давно. Сейчас все поменялось. Ведущий должен сам писать подводки или подделывать их под себя.  Чтобы стать ведущим, нужно быть хорошим журналистом и редактором.

-  А как вы решили связать свою жизнь с журналистикой?

- Я вообще не хотела быть журналистом. Во время кризиса я с мужем и маленьким ребенком переехала на север. По специальности  работы не было, ведь по образованию я историк. В поисках работы я наткнулась на объявление в газете, что требуется журналист. Выбора не было, и я пошла в газету.

Монтажная.  Просмотреть отснятый материал просто, сложнее отобрать кадры для сюжета. Нужно с точностью до долей секунды определить, где должен заканчиваться кадр. Ведь времени на сюжет отводится совсем немного. Наблюдая за работой Артема, понимаешь, что не так-то просто снимать сюжеты.

- Ну вот что тут брать? - с досадой говорит Артем. – Картинка хорошая, жалко будет вырезать половину.

Потом поворачивается ко мне:

- На кассетах работать немного проще, чем на сервере. Конечно, можно все скинуть на компьютер, но бывают ситуации, когда компьютер может отказать. Такой случай у меня был. Помнишь, когда было жаркое лето? У меня был вечерний эфир. Я выхожу в эфир. Здороваюсь. Начинаю читать шпигель (анонс трех главных тем), и  у меня всё выключается. Ничего не понимаю, в наушнике говорят: «Ничего не делай. Сиди и не двигайся». Я слышу, что начинается беготня и разговоры. Проходит секунд пять и загорается часть лам. Смотря на монитор, я вижу, что только прошла заставка анонса.  Мое «ухо» (наушник, связь, при помощи которой общается режисёр с ведущим) молчит. Я продолжаю читать анонс. Плавно перехожу на вторую камеру, при этом совершенно не представляю, что будет дальше. И ничего не происходит. Я как могу растягиваю время. И только через 30 секунд  мне режиссер говорит у нас проблемы, тяни время. Главное в этот момент - сохранять спокойствие, а не встать и крикнуть: «Эй, что там происходит?».

Настало время дневного прямого эфира. Переходим в эфирную аппаратную. На мониторах продолжают идти федеральные «Вести».  Ведущая садится в кресло и начинает прогонять текст. Последние штрихи стилиста. Все ждут, когда закончиться реклама.  «Внимание! Запуск!». Пошла заставка астраханских «Вестей». Телеведущая в кадре. «Здравствуйте, в прямом эфире телеканала «Россия» «Вести. Астраханская область». В студии Венера Ажимулаева», - так видят астраханцы на своих телевизорах эфир.  В это момент у меня захватило дух. Словно в кресле не Венера, а я. Даже сейчас, когда пишу этот текст, по телу бегают мурашки.

После эфира я спросил у Венеры Ажимулаевой, помнит ли она свой первый эфир.

 - Первый эфир я помню хорошо. Конечно, я понимала, что это запись, и что в любой момент можно остановиться и переписать. Но  волновалась сильно.

Почему-то в телецентре я чувствую себя как рыба в воде, словно я здесь уже работаю не первый год.  Коллектив оказался очень дружелюбным. Журналистика – это серьезная профессия, но всегда оставаться серьезным очень трудно, иногда хочется пошуметь, что иногда и делают ребята. Когда я уходил домой, меня не покидало ощущение, что это  последний мой визит. Последний в качестве гостя. И что в скором времени я смогу приходить туда уже в качестве работника Государственной телерадиокомпании «Лотос».

 

Юрий Асадулин