Мало кто знает, что при создании культового аромата Chanel №5 парфюмер Эрнест Бо вспоминал о России, о финских озерах близ Петербурга и терпком цветочном запахе распустившейся ялтинской мимозы. Может быть именно потому, что аромат под номером 5 так напоминал о России, его и выбрала из всех предложенных вариантов Коко Шанель. Ведь после романа с князем Дмитрием Павловичем она стала ярой поклонницей всего русского. Удивительная история жизни Коко оказала влияние и на следующую героиню номера – французскую актрису Одри Тоту, сыгравшую великую мадемуазель в фильме Анн Фонтен «Коко до Шанель». «Шанель близка мне еще и потому, что моя главная потребность потребность в свободе. А эта женщина в то далекое время настаивала на своей независимости, – говорит Одри. – Предложив женщине примерить мужской костюм, она показала, что можно примерить на себя и мужской мир мир бизнеса и независимости. Это потрясающе!»

Не удивительно, что истории об этих женщинах, каждая из которых является символом Франции, оказались на страницах журнала «Эстет». Кстати, именно Франция оказала огромное влияние на развитие парфюмерии. Вспомнить хотя бы город Грас – парфюмерную столицу мира. Там начинал свой путь Бертран Дюшафор, который сегодня создает ароматы для ведущих парфюмерных домов Penhaligons, Amouage, Comme Des Gadcons, Christian Dior. В эксклюзивном интервью журналу «Эстет» он говорит о магическом воздействии на парфюмера запахов пустыни и гор, о выборе духов как выборе своего стиля. Он как нельзя лучше впитал в себя традиции и другого парфюмерного дома – Givenchy. Величайшие женщины XX века отдавали предпочтение нарядам от этого кутюрье. Юбер Живанши мог превратить любую женщину в королеву, что только придавало ему популярности среди настоящих царствующих особ как в мире политике, так и в кино. Он обладал изысканным вкусом, от чего его прозвали «единственным рыцарем высокой моды».  А музой Живанши была неподражаемая Одри Хепберн, которой кутюрье посвятил аромат L’Interdit («Запрет»).

Действительно, женщины могут пленить мужчин и своей грациозностью, и своим запахом. Развязный, хамоватый и грубый подполковник в отставке Фрэнк Слэйд (Аль Пачино) из фильма «Запах женщины» во главу своей жизненной философии поставил женщину и то блаженство, которое она может подарить. Но даже опошленное восприятие действительности не помешало ему стать героем в мирное время. И пусть его мораль слегка попахивает жаром возбуждения, а принципы базируются на эгоизме и собственной выгоде, он все равно остается примером для подражания. Ибо только настоящий мужчина может сказать: «Женщины… Пока ты смотришь на них, ты живешь».

Немного другое отношение к женщинам и их запаху у героя романа Патрика Зюскинда «Парфюмер». Паршивые запахи и благоухающие ароматы XVIII столетия, захватывающий сюжет об уродливом убийце-парфюмере и реалистичность описываемых событий привлекают читателей. Но амбровый душок эроса и мускусный оттенок детектива всего лишь начальные ноты столь популярного «литературного» парфюма. В книге кроется куда более интересная история – путь становления и крушения гения. Создавая свою исключительную музыкальную композицию – рок-оперу «Парфюмер», амбициозный музыкант Игорь Демарин действовал подобно главному герою романа Зюскинда – искал свою идеальную форму звуков. Как чуткий и талантливый композитор он сумел объединить тонкие, неосязаемые миры музыки и ароматов, связанные единой неразрывной нитью, где от характера сопровождения изменяется и характер самого лейтмотива.

По-новому в журнале представлены и такие звезды как Мэл Гибсон и Шарлиз Терон. Лучший эксперт в части перевоплощений Мэл откровенно рассказывает о том, какие фильмы его впечатлили, и выдает секрет, кто же в свое время дал ему «дружеский пинок», благодаря которому он стал актером. У Шарлиз же немного меланхоличное настроение. Она сравнивает себя с Пикассо – у нее сейчас тоже «голубой период».

Иным предстает перед читателями и один из самых известных художников Никас Сафронов. Он пригласил главного редактора журнала «Эстет» Алексея Черткова ознакомится с результатами грандиозного ремонта в его квартире в Брюсовом переулке. А заодно и рассказал о своей способности заглядывать… в прошлое.

Новый номер интригует своей гармонией, лаконичностью и глубиной. И такую «гламурную» тему, как парфюмерия, «Эстет» подает со свойственным ему стремлением к совершенству.