Он был бледен, как труп, и холоден и спокоен...