- Хорошо быть коровой, - вздохнул Игберг...