В одной далёкой стране, где солнечный свет делает прозрачным и ясным всё, с чем мы привыкли иметь дело, жила когда-то говорящая гора. Она была совсем не такой, как все остальные горы. В то время как всякие природные красивости любят помечтать в тишине и покое, погреть спинку на солнышке или подставить голову дождю, а порой принять нарочито величественный вид, стоит им завидеть человека, нашей горе всё это было незнакомо. И не потому, что ей не хотелось того же. Напротив, она светилась мечтами и надеждами, и вместо подземных пещер и полезных ископаемых внутри горы росли самые настоящие цветы, и никогда не заходило солнце. Дело в том, что она очень много говорила и всегда так волновалась, что не могла вовремя остановиться. Но она давно смирилась со своей необычностью и только в оправдание говорила камушкам и деревьям, бегущим по небу облакам, и листикам, которые то и дело приносил ветер, что никакая она не гора, а самый настоящий человек. И все соглашались, потому что только у людей получается так много и без толку разговаривать.

Лоскуты разноцветной травы и душистых цветочков покрывали склоны горы, все вместе они походили на платье, сшитое из необычной и очень красивой ткани. И если когда-нибудь эта поросль желтела или тоскливо кукожилась, то вовсе не от солнца и жаркой погоды, а потому, что болтовня горы всех утомляла. Вот почему ей бывало грустно, а порой и нестерпимо одиноко от всей этой петрушки. Она пыталась заговаривать с людьми – о погоде и дальних странах, о том, как растут цветы – но стоило кому-нибудь услышать в тишине её страшный голос, как все в ужасе разбегались. До сих пор остаётся неизвестным, почему люди так не любят невидимых собеседников. Мне кажется, намного проще быть откровенным с тем, кого не видно, а то и вовсе не существует. Тем временем гора перебирала в голове все возможные темы, чтобы хоть как-то заинтересовать окружающих. Она рассказывала, как на протяжении столетий вокруг неё вырастали леса и города, а потом снова леса; как в неё падали метеориты и как она однажды была самым грозным вулканом на Земле. Она плакала от досады, и слёзы застывали на её щеках серыми и безобразными камнями.

Гора любила бывать на свежем воздухе, а потому много гуляла и думала о том, какая она одинокая и когда же на свете найдётся хоть один человек, готовый выслушать и понять. На смену дням приходили ночи, полные волшебства. Они сменяли друг друга, рисуя на небе причудливые картины. С деревьев опадала листва, а с неба – звёзды.  И неспокойный ветер уносил их куда-то вдаль, как открытки далёким друзьям. Уже не один раз гора загадывала желания, но они по-прежнему не торопились исполняться. «Наверное, нужно подождать, - думала гора. – В сущности, мне некуда спешить. По крайней мере, ближайшие несколько тысяч лет».

Однажды гора пришла к морю. Уже холодало, и море начинало понемногу замерзать. Вы, конечно, скажете, что моря не замерзают, и будете правы. Но ведь им тоже становится скучно время от времени, вот и наше море для разнообразия решило замерзнуть – зная, как приятно потом будет снова оттаять. К тому же, на нём никогда не катались на коньках и не тягали по нему санки, а от этого на льду появляются забавные трещинки.  Гора уселась на берегу и погребла под собой длинную полосу пляжа. Это могло показаться необычным, но море нисколько не заволновалось. Как всегда в хорошем настроении, оно сказало:

- Привет!

Но что стряслось? Гора настолько перепугалась, что неловким движением – а она была очень неуклюжая – сама того не желая, вызвала несколько сильных землетрясений по всему миру. Немудрено, если представить, каких она была размеров! Потом она опомнилась и спросила:

- Кто ты? – забыла сказать, гора немножко заикалась.

- Я человек, - ответило море.

Гора хмыкнула. Она не могла поверить, что в её жизни впервые случилось что-то значительное.

 - Я тоже… - ответила она. - Странно, но мы так не похожи друг на друга! Я такая высокая, а ты такое бесконечное…

И они стали разговаривать. О жизни, вселенной, и вообще. И, знаете ли, разговаривают до сих пор. Теперь уже совсем неважно, кто из них человек, или море, а кто гора. Ведь главное, чтобы рядом был друг.