Художник… При этом слове у рядового человека скорее всего возникнет образ бедного бородача в блузе и беретке с кистью в руке, романтического героя с пылающим взором – этот бессмертный образ навеян еще искусством XIX века, закреплен историями художников с Монмартра и никак не желает изменяться до вполне преуспевающего человека (не обязательно мужчины) за монитором, каковым чаще всего является участник современного арт-процесса.


В. ван Гог. Как художник. 1888

Вот как описывали «художника классического», назовем его так, посетители выставок в Уфе, которых я просила озвучить первую ассоциацию со словом «художник»: «мужик лет сорока, худой и бородатый, в берете, с заляпанным масляной краской подолом бархатного жилета», «борода, берет, вельветовые штаны в краске, очень худой», «мужчина в возрасте, лет 50-60-ти, бородатый, упитанный», «эпатажный интроверт, тонко чувствующий, с бородой». Когда я спрашивала, изменится ли что-нибудь в их образе художника, если добавить к слову «художник» слово «современный», мне отвечали, что не видят принципиальной разницы. То есть художник в представлении публики – это прежде всего мужчина средних лет. Участвовавшие в опросе женщины подчеркивают особенности его внутреннего мира, его чувствительность и, условно говоря, хрупкость; тогда как в представлениях мужчин-зрителей большее значение играют внешние черты, в том числе одежда, те приметы, что визуально ясно могли бы обозначить социальный статус художника.


М.-Д. Вильер. Рисующая молодая женщина. 1801

То обстоятельство, что в искусстве прошлых веков существовали художницы, а уж в современном искусстве они действуют не менее активно, чем художники, описанный стойкий образ представляется анахронизмом. Поэтому деятели современного арт-процесса стремятся утвердить новый образ художника-предпринимателя, как это делает Олег Кулик: «Все это легенды и мифы XX века: художник мучается, толпа его не понимает. Это уже в 80-е годы было немодным образом, дольше задержавшимся у нас из-за медленности социального развития. На самом деле современный художник – богатый, преуспевающий человек, прекрасно ориентирующийся в мире. Гораздо лучше, чем люди других профессий. И я считаю, что это правильно и прекрасно. Все эти мучения, ну такая ерунда…» Этой трансляции нового образа поддаются и журналисты, и сами художники.


Фрида Кало за работой


Однако «художник классический», назовем его так, настолько врос в сознание публики потому, что ассоциируется с эпохой до-модернизма, вернее самой зари модернизма, когда художники еще писали масляными красками по холсту. Именно тогда, по мнению многих, искусство было «настоящим» - в массовом сознании есть достаточно цельные представления об эпохе Возрождения, передвижниках или импрессионистах, но все, что происходило в искусстве после «Черного квадрата» Малевича, остается для многих загадкой, неким обрывом истории искусства.


П.М. Шмельков. Художница. 1870-е