Никто из нас не уверен в том, что все ненормальные люди находятся в психиатрических лечебницах, в то время как мы живём в безопасности в окружающем нас мире. При определённом стечении обстоятельств каждый из нас может «сойти с рельс» и самой трудной и самой творческой задачей нашей жизни становится самопознание, поскольку мы хотим понять свою человеческую природу и обрести внутреннюю гармонию.

 Так однажды разносчица пиццы Вика оказывается внезапно запертой в пределах квадратных метров боящегося открытых пространств молодого человека Вени, мотив которого, вызвав поле высокого эмоционального напряжения, влюбить в себя Вику и добиться от неё близости, чтобы избавиться от своих фобий. На деле он сразу же начинает ей угрожать и обещает изнасиловать. Пережитый шок, адреналиновая схватка за телефон – и вот уже для Вики нет надежды на помощь извне. Это даёт возможность Вене действовать более спокойно и осмысленно и чтобы добиться расположения Вики он начинает разыгрывать пикаперский балаган. Веня убедительно и весело пытается понравиться Вике, по ходу сюжета он уже начинает нам нравиться своей находчивостью и ловкостью, умом и спонтанностью, нам кажется, что в чём-то он такой же как и мы, только забавнее чем мы, если так умело ищет выход из своей тоски. С определённого момента  зритель даже начинает за него болеть. Веня ставит условия и играет с Викой на раздевание, задавая вопросы на грамотность и эрудицию, задачи на сообразительность и общий культурный уровень, - где вы встретите такого обаятельного маньяка?

 И вот алхимия любви заработала, Веня достигает своей цели, но как только между ним и Викой намечается что-то похожее на взаимную симпатию, появляется третий персонаж, постепенно образуя классическую схему треугольника. Вика узнаёт Ростика, друга Вени, поскольку незадолго до этого почтила его ударом подноса по голове в кафе. Ростик любит наслаждаться собственными страданиями, возможностью ощущать себя жертвой, в какой-то мере это доставляет ему своеобразное изощрённое удовольствие и не даёт заняться своей жизнью – жизнью взрослого человека. Начинается неизбежное выяснение отношений всех трёх героев.

 Психоанализ – неотъемлемая процедура, к которой персонажи постоянно прибегают по ходу сюжета, чтобы разобраться в себе, в мире вокруг себя, в своих взаимоотношениях с этим миром и друг с другом. Отдельного внимания заслуживает сцена, где все трое рассказывают как на исповеди о своих страхах, проблемах и промашках, негативном опыте прошлого и в это почти как символические христианские аллюзии сюжета.

 Автор периодически возвращает нас в предисторию, даёт зрителю информацию постепенно, по мере необходимости для понимания сюжета и сложного характера героев. Вика вспоминает свой несостоявшийся суицид после того, как Веня пробует повеситься, а Ростик прыгнуть с крыши. Игра с жизнью, в которую каждый из троих пытался играть опасна и нам кажется, что всё у них серьёзно и им нечего терять. Чувства утраты и горя, упадок культуры и отношений, тёмные стороны личности человека могли бы угнетать зрителя, но автор говорит с ним языком комедии, показывая, что даже к сложным проблемам в жизни можно отнестись с иронией

 «Месть опасная штука, после совершения акта мести в душе образуется пустота.» Принять своих родителей, чтобы освободиться от обид детства, научиться любить себя и других. Все трое решают совершить обряд прощения своих родителей, залезая в надувной бассейн, - почти синоним христианского обряда Крещения и здесь автор опять прибегает к языку  метафор. И вот мы видим, как спадают маски, лица становятся беззащитными и искренними – они готовы смеяться, плакать, сострадать и любить. И в какой-то мере это сосредоточение смысла и всех эмоций героев, они освобождаются от негативного прошлого. «Все мы только дети и ничто не ново под луной» - звучат параллельно слова саундтрека. Теория «отцов и детей» в действии.

 Все основные сцены фильма практически не выносятся за пределы квартиры Вениамина и поэтому можно усмотреть здесь некоторый нарочно театральный приём и дело тут не в бюджете - ограничение не даёт распыляться на внешние эффекты, а концентрирует внимание зрителя на психологизме происходящего, что очень важно. Ведь закрытое  пространство оказывает стимулирующее действие на героев, заставляет их раскрыться по- полной, действовать на пределе возможностей.

 Финал истории не даёт прямого ответа на все вопросы, но мы видим, как  Вениамин всё-таки выходит во внешний мир, поборов свои страхи, оставляя наедине Ростика и Вику, таким образом как бы освобождая Ростика от его комплекса боязни женщин ( его ревновала мама и отпугивала от него девушек) и, глядя на последние кадры, нам хочется верить в то, что эта пара проживёт вместе очень долго и не исключено, что счастливо. А Веня уже не маленький мальчик, а человек, сделавший шаг навстречу своим страхам в открытый мир и идущий навстречу новой жизни. Ведь чтобы быть свободным – нужно почувствовать себя таковым

 

Сергей Митрофанов