Мне надо

Сегодня непривычно тесно, 
Сегодня ритмы все иначе. 
А то, что ноет мое сердце, 
Для мира ничего не значит. 

Усталый смысл бродит хмуро 
Средь строчек на могильных плиитах. 
Весь день на кофеине с ромом, 
Весь день, как чашка, я разбита. 

Но отчего - то в моем сердце  
Есть и веселые мотивы! 
Пусть перестало б сердце биться, 
Не перестала б мир любить я, 

Не перестало бы родиться 
В моей душе томленье строчек, 
Мне только надо возродиться, 
Мне надо просто превозмочь все. 

Учиться быть с собой в согласье, 
Учиться быть немного тише, 
Чтоб мысли слушать свои ясно, 
Чтоб быть к себе немного ближе. 

Мне надо многому учиться, 
А я такая психопатка! 
За что плюю я людям в лица? 
Но понимаю - виновата... 

Как много надо - мало срока! 
Сегодня не смеется сердце. 
Но завтра встану я с улыбкой, 
Чтоб ярким солнцем насладиться!

Предложение

"Давай к морю..." - я как - то сказала,
"Давай..." - громко ответил ты.
"Любимый, может, начнем сначала?" -
" А вдруг уже поздно и сожежны все мосты...".

"Зачем же тогда искать повод?" -плакала я.
"Потому что в мире подлунном люблю лишь тебя" - ты.
"Всегда?"
"Да"

Мысли

Шоколадная крошка. Мороженое.
Сложноеподставнносложенное.
Преподавание - страдание.
Не хватает лишь осознания.
  Разбираться в кумирах. Числить.
  Долгота души разливается.
  Про то, чтобы мыслить и мыслить
  Мысль повторя - повторяется.
  Забивая, гвозди забить с опозданием
  В руки тем, кто достоин изгнания.
  Но хватает лишь сострадания,
  Чтобы вовремя спрятать сознание.
Разгоняться. Мчаться. Падать.
  Больно тем, кто не знает боли,
Хорошо тем, у кого слякоть,
  А на руках тишины мозоли.
  Огнями извиваться и падаль
  Нести, отдавая своим гниль лишь.
  Свихнуться, боясь осозанния
  И тишины неполуденных крыш.
Четкость. Странствие. Насаждение.
Свободы не понять безшабашному.
Вдохновение променяет снабжение 
  И отдаст себя дню завтрашнему.


Маргарита

Черный локон расправит,
Прижмет розу к груди.
Это есть ее тайна -
Надо смысл найти.

Чудный крем Азазелло
Дивно ляжет на грудь.
Королева - есть дело!
Но ей надо вздремнуть...

Ей присятся мимозы,
Скромный ужин, подвал.
И слова, что однажды ей
Мастер сказал.

Только ночь все глубинней,
Только дерзость сильней.
Ведьмой быть Маргарите
На бале чертей.

Скована черной цепью,
Болью стянута грудь,
Ничего, она стерпит,
Проживет! Как - нибудь...

Если Мастер вернется,
Она вновь оживет.
В мир покоя и света
Его приведет.

Аурэлья

Синяя. Фиолетовая. Отчего - то совсем
Незаметная.
Вышла, разделась до ню.
Что ж?
Волосы - шелк, глаза - изумруд. Яркость
- миллион дней весны!
Девушка - солнце - ад - ты.
Грудь - ледяная, стан - прям.
Девушка, белой сметаной течет по губам -
Ам. Лепет. Горит поцелуй - нет, Аурэлья.
Алый течет за рекой рассвет.
Вода омывает тело ее.
Не я.
Лучи обжигают сердце ее.
Не я.
Не я подошел и увел. Не я.
Зачем же такой удел, Аурэлья моя?

Танец

Научи меня танцу страсти,
Научи меня танцу огня!
Я стихия, я требую власти - 
И невинность манит меня.

Про забытые встречи в тумане,
Про июльскую ночь под луной,
И про то, что с тобой оба знаем - 
Ты танцуй, лишь танцуй со мной.

Не снимай ты одежды лишней,
Не клади мне руки на грудь.
Ты же знаешь, тот танец - грешный,
О, не дай ты мне в нем утонуть!

Пусть невинно звенят гитары,
Пусть струится манящий звук.
Те шаги разжигали пожары,
Разрушая интимность рук.

Красный ветер развеял стихии,
Сердце вновь кастаньетой стучит.
Помни все, что случилось отныне!
Кровью алой наш танец горит!

Бубенцы

Опустила руки - ты ушел как будто, 
Кажется не первой вечная минута. 
Сладко сердце бьется, льется чай из блюдца. 
Кажется, хотела я к себе вернуться. 
Мысленно прощалась с пылью серо-бурой, 
Не хочу сегодня - серой и понурой! 
Бубенцы звените, ложки, звоны - пойте, 
Только та, что глубже, вы ее не троньте. 
Не терзайте звуком, не гремите страшно, 
Чутко ее сердце и душа отважна! 
Выйдет - всколыхнется, поднимай - как знаешь, 
Не тревожьте, гости, ее не обманешь... 
На сундук прилягте, согревайте спины, 
Коли вы с дороги - съешьте горсть малины. 
Опустила руки - и клубок вдогонку! 
Чисто белый мрамор. А душа - потемки...