Первая часть :: Вторая часть :: Третья часть

Автор фото: Таша Наириевна

Долг за возможность счастья

В результате сделки, человек всю жизнь должен выполнять определенные ожидания и оправдывать доверие, которое близкие и, главное, родители человека связывают с ним. Они родили его, вырастили и воспитали, и, в рамках потребительского общества, которое воспитало их, они из кожи вон лезут, чтобы обеспечить ребенку счастье. Я говорю именно о родителях ребенка, ведь чужим родителям ребенка по большому счету все равно, как идут дела, как растет и взрослеет чужой ребенок.

Родители верят в то, что он будет хорошим счастливым человеком, и хотят подтверждения своей веры.

Более того, они не просто верят, они уверены, что благодаря всем приложенным ими усилиям и стараниям, он должен быть счастливым. Здесь, кстати, как бы случайно, в первый раз появляется понятие о долге. От того, насколько хорошо ребенок оправдывает надежды и ожидания родителей, зависит их удовлетворение от самих себя и, главное, количество подтвержденной веры в счастье ребенка. Подтвержденная вера со временем трансформируется в доверие: не обманул ожиданий раз, поверим и в следующий раз.

Ребенок обязан своим родителям быть счастливым.

Для родителей показателем счастья ребенка является выполнение им их ожиданий и надежд, в виде реализованной способности того к обеспечению своего комфортного существования. При этом уровень необходимого комфорта задается самими родителями. Есть статистика, что чем ниже уровень комфорта потребителя, в сравнении с прочими членами его социальной ячейки, тем выше планка их идеального уровня комфорта. И достижения именно этой планки ожидают от ребенка его родители. Нетрудно представить себе, какие мучения может испытывать ребенок, воспитанный потребителями нижнего уровня дохода в среднем сегменте, если он не достигает в нужном возрасте необходимого комфорта. Что уж говорить о том, если он не достигает даже уровня комфорта родителей, - мучения ужасны и счастья точно нет.

Сразу после рождения ребенка, родители учат его взаимодействовать с окружающим миром: утюг горячий, край бумаги режет, собака бывает кусачей и т.п.

И ожидают от ребенка усвоения материала в виде выполнения всех их рекомендаций. Это первое неважное ожидание - безопасности. Затем они прикладывают массу моральных и материальных усилий к тому, чтобы научить ребенка взаимодействовать с миром по модели «что такое хорошо и что такое плохо»: малышей на площадке бить нельзя, со взрослыми надо быть вежливым и кротким, брать чужие вещи нельзя, потому что все это приведет к нарушению первого ожидания безопасности. Умение ребенка взаимодействовать с миром - второе неважное ожидание родителей. Причем, взаимодействовать необходимо именно тем способом, который родители считают правильным для себя. Как только они видят, что ребенок успешно применяет их уроки на практике, они удовлетворены. Другими словами, они понимают, что все приложенные ими усилия не пропали даром: ребенок возвращает родителям долг за рождение и воспитание в виде осязаемого удовлетворения родителей.

В школьном и вузовском возрасте ребенок возвращает долг хорошими оценками и пониманием своего места в мире.

Большинство скандалов и ссор с родителями происходят по причине непонимания ребенком ценностей родителей. Ребенок еще не осознает, что растет в обществе потребления, где в обязательном порядке нужно уметь потреблять блага и, следовательно, зарабатывать средства к потреблению. А родители видят это непонимание и огорчаются тому, что их уроки не усваиваются. Ну и ограничивают количество доступных благ. Для родителей-потребителей школьные оценки знаний – первейший показатель того, насколько их ребенок способен потреблять. Знания, в данном случае. А ребенку, коли он не понимает важности знаний, срать на оценки. Отсюда и конфликт.

Но большинство детей, так или иначе, оканчивают школу и выходят во взрослую жизнь. Влияние родителей начинает ослабевать: они уже научили чадо всему, что могли, вложили в него максимум, вспомнили, что и самим пора бы пожить. Да и ребенок умен, вполне может теперь не только о себе позаботиться, но и о них в старости. Это, кстати, тоже ожидание, - вырастить себе опору в старости, продолжателя рода и главу семейства.

Родители теперь только наблюдают за тем, чтобы ребенок был счастлив, и иногда корректируют отклонения от пути к счастью. А счастье, в понимании, привитом обществом потребления, заключается в обеспечении достойных комфортных условий существования.

И что делает ребенок?

Имея в голове родительские ожидания к себе в безопасности и умении взаимодействовать с миром, а также отягощенный грядущей необходимостью обеспечить старость родителей, он логично прикладывает знания и умения, полученные от родителей, для достижения единственной возможной цели: оправдание ожиданий. Например, квартира оправдывает ожидание к безопасному и комфортному существованию, наличие стабильного дохода оправдывает ожидание умения взаимодействовать с миром и оно же позже гарантирует родителям сыновнюю или дочернюю помощь в старости. Причем, необходимость выполнения условий сделки в виде оправдания родительских ожиданий вшита так глубоко и так тотально стимулируется системой ценностей, что ребенок стремится выполнять те же ожидания и после достижения установленной родителями планки комфорта.

Таким образом, чем больше у ребенка денег, тем более комфортно он существует.

Чем более комфортно он существует, тем лучше оправдывает все ожидания и доверие родителей и общества, как их воспитателя. Теперь убираем промежуточные звенья цепочки и видим, что остается: чем больше у человека денег, тем более он оправдывает ожидания и доверие общества. Применяем сюда понимание долга: чем больше он оправдал, тем более он счастлив, потому что его родители счастливы, так как он оправдал. Чтобы чувствовать себя счастливым постоянно, необходимо всю жизнь накапливать доверие и оправдывать ожидания, а так как единственный способ оправдывать доверие является доход, то деньги - мерило доверия.

Автор фото: Таша Наириевна

Страшное одиночество и бесстрашная смерть

Но вот беда: человеку не ценны деньги, он вынужден их зарабатывать, потому что не может жить в пустыне. Ну, болеет, что ли, информационной зависимостью или район хороший, или друзья держат, в любом случае счастья нет. Остается только как-то стать счастливым в рамках общества, где живешь.

Существует два пути.

Первый – принять систему ценностей общества потребления и жить в соответствии с ней. Правда, тут есть одна штука, которая будет постоянно сидеть в горле: не реализовался, пошел по пути слабого, конформист и т.п. На нее можно «забить» и быть счастливым, если бы не известность второго пути – убрать из своей системы ценностей чувство долга перед обществом. И возникает логичный вопрос: «как».

Так как причина несчастья лежит в парадоксе ценностей (зарабатывать ненужные деньги, чтобы отдать долг) и без денег жить нельзя, необходимо устранить хотя бы ту часть уравнения, без которой можно жить, а именно, долг перед обществом. Тогда деньги изменят свою функцию, и процесс их заработка станет оправдан: для удовлетворения собственных нужд, а не нужды общества в возвращенном долге. Все просто, однако избавляться от долга – трудно. Потому что причина сохранения чувства долга перед обществом – страх остаться в одиночестве и умереть.

Процесс привития чувства долга перед родителями и обществом сопровождается привитием страха остаться в одиночестве.

Именно он стимулирует человека на постоянный возврат долга обществу в виде денег, улучшения условий существования и, впоследствии, достижения успешности, признания других людей и доверия миллионов. Страх - это такая хитрая штука, инструмент обеспечения постоянного желания возврата долга. Опасность одиночества в рамках системы ценностей общества потребления состоит в обязательной смерти или отсутствии успеха и т.п.: «один в поле не воин», «человек - животное стадное», «вместе веселее», «одна голова хорошо, а две лучше» и т.п.

И правда, сколько талантливых начинаний и бизнес-проектов тухло в самом начале реализации, потому что кому-то из их участников стало скучно, а «один не потяну»? И кто после этого не думал: «Вот, взялся бы я тогда сам все делать, обязательно получилось бы»? Общество потребления утверждает, что в одиночку человек умирал всегда: в первобытные времена потому, что одному было не завалить мамонта; в средневековье потому, что феодал без армии ничто; в современности, с ее всемирным стремлением к коллективизации в блогах, социальных сетях и реальности. Этот постулат вшивается в воспитанников общества потребления одновременно с обучением чувству долга, и от него чрезвычайно трудно избавиться, будучи полноправным членом этого общества. Однако сегодня этот постулат устарел.

В обществе потребления человек вполне способен успешно действовать в одиночестве.

Это иллюстрируют многочисленные фрилансеры, миллион с тележкой способов заработка в Интернете, игра на бирже и т.п. Сегодня нет смысла бояться смерти от одиночества, если только не от той же информационной болезни. Впрочем, вопрос, от чего нужно умирать каждый решает за себя сам. Факт в том, что одиночество в современном обществе потребления не подразумевает смерти, а значит, можно смело аннулировать механизм создания страха перед невозвратом долга обществу. Ну и, следовательно, избавиться от самого чувства долга. Если мне ничего не будет за то, что я не возвращаю долг, зачем мне его возвращать?

>> Завершение темы будет опубликовано в третьей части "Три компонента счастья". Первая находится здесь.