***

Весть о пропаже тебя из всех
Общих каналов, систем, оценок,
Споров, делений на "нас и тех"
Не изменяет меня в лице, но
То ли земле придаёт наклон,
То ли у глаз отбирает навык
Фокуса. Взгляд под иным углом
Дату навек помещает справа,
к меньшей по цифрам себе самой,
точкой экстремума, вбитой в камень.
Весть говорит, что из нас с тобой
Я получаю в наследство память.
Корень печали - пугливый ум -
Мысль бесконечна и сим заразна
Свойством. А веры, как минимум, 
в завтра достаточно.
Гурт соблазнов.
Люди нежнеют, но вместе с тем
Возраст всегда готов обернуться
Мерой выносливости их тел.
А вот душа по другому курсу
Канет: как только, до этих пор
Имя имевший её бессменно
В сердце своём, бытовой разговор
В меньшем составе пройдёт. Наверно,
Это есть сущность любых смертей:
Все, чем ты был, приравнять к нулям
И, на вопрос "кто забыл быстрей?",
Нагло признаться себе "ну, я!"
 
***
 
деревья стояли такие яркие

а небо казалось большой плитой
в сентябрьской дремотой пронзенном парке я
шагал примиряя полы пальто
и ветер
задумавшись про человечество
как мыслью осаженный замер вдруг
что если сейчас в этот миг со всех частот
какие-то силы меня сотрут
какая ворона сорвется с тополя
в то место где думают обо мне
чей шаг стождествит меня быстрым топотом
с газетой оставленной на скамье
запалит ли город в каньонах каменных
костер этот рыжий еще сильней
в момент когда я распрощаюсь с памятью
в себе и останусь всей сутью - в ней?

спустятъдесят лет я войду размеренно
повесив на тонкий крючок пальто
в квартиру пропитанную изнеженным
теплом вдохновением и котом
пройду в нашу кухню ногами шаркая
возьму тебя за руку сев за стол
взляну за окно где такие яркие
деревья и осень
а смерть - потом

 

***

Май сокрушался дождем, гремел
Так, что казалось в иной момент
Будто какой семилетний Зевс,
Всем демонстрируя свой каприз, 
Прыгал по той стороне небес,
Изредка глядя вниз.

Дождь - восприятие глаз и рук.
В келье кирпичной, сомкнувши вдруг
Первое, чашку сжав во втором,
Органом, вымотанным болтовней,
Слышишь, как скачет мячом горох
По подоконнику за стеной.

Дождь будто жизнь - сам он есть ничто.
Все, что зовется им - лишь итог
Взаимодействия одиночеств
Капель с карнизом, с затылком, с крышей,
С пылью, с листвой, со стеклом и прочим.
Что б ты сказать о нем смог, не слыша?

Впрочем, дождю безразлично что
Финишем будет: рукав пальто,
Лужа, обрывок газеты, бак.
Это паденье не столько плен,
Смерть или рок, а скорее акт
Вечной любви к земле.