Конфликт с Палестиной уничтожает рост израильской экономики

Конфликт с Палестиной уничтожает рост израильской экономики
Фото из открытых источников
250 млн долларов в день. Именно в такую сумму, по экспертным оценкам, Израилю обходится каждый день конфликта с Палестиной. Страна, которая еще несколько недель назад считалась образцом процветания, внезапно оказалась перед лицом экономического кризиса. Это выглядит для Израиля, получающего помощь Америки, тем более парадоксально по сравнению с Россией, ставшей мишенью западных санкций.
 
Уже больше месяца продолжается кровавый конфликт на Ближнем Востоке, разделивший мир на сторонников Израиля и Палестины. Как правило, внимание аналитиков приковано именно к военной составляющей происходящего, однако экономические последствия не менее интересны. Как известно, война может разорить страну, которая ее ведет, а может обогатить. И израильский пример – именно из числа первых.
 
Напомним, что до начала военных действий Израиль считался одной из наиболее прогрессивных и богатейших экономик региона, да и всего мира. В частности, страна была одним из мировых центров IT-индустрии: только с начала 2021 года в Израиль пришли 20 стартапов-«единорогов», оцениваемых более чем в миллиард долларов. По числу таких компаний Израиль занимал второе место в мире после США, а всего в стране числилось 6400 стартапов, что давало самую большую плотность инновационного бизнеса на душу населения в мире. В израильских СМИ IT-бизнес получил устойчивое название «новой нефти».
 
Израильские компании пользовались серьезным спросом на американских фондовых площадках. Так, стоимость компании Monday после размещения на Нью-Йоркской бирже NASDAQ выросла с 6,8 до 10 млрд долларов. Компания из сферы кибербезопасности SentinelOne привлекла на Нью-Йоркской фондовой бирже более 1,2 млрд долларов. А после слияния платформы для разработчиков игр и приложений ironSource с разработчиком программного обеспечения Thoma Bravo Advantage их оценка на Нью-Йоркской бирже выросла до 11,1 млрд долларов.
 
Особенно удачным был для Израиля 2021 год, когда страна приходила в себя после коронавируса. Менее чем за полгода в стране был зафиксирован рост инвестиций в 137% к тому же периоду годом ранее. В Европе тот же показатель составлял 123%, в США – 91%, а в Азии – 69%.
 
Не менее подъемным выдался и 2022-й – рост ВВП на 6,3%, что, по мнению главного экономиста министерства финансов страны Ширы Гринберг, было связано с «возвратом уровня безработицы и экономической активности примерно до допандемического уровня, высокими показателями высокотехнологичного сектора и более высокими, чем ожидалось, налоговыми поступлениями, что привело к профициту государственного баланса впервые за много лет». В целом специалисты сходились во мнении, что именно IT-стартапы, заработавшие в 2022-м 26 млрд долларов, были главными драйверами беспрецедентного экономического роста Израиля.
 
Однако вся эта история успеха внезапно закончилась в октябре 2023 года, когда страна превратилась в военный лагерь. «Предстоит еще многое сделать, – заявил израильский премьер Биньямин Нетаньяху министру финансов Беталелю Смотричу. – Наша первая цель – сохранить макроэкономическую структуру Израиля, чтобы экономика функционировала и не рухнула. Вторая цель – дать возможность Армии обороны Израиля и силам безопасности вести войну. Это стоит больших денег, которые мы ежедневно расходуем».
 
Если быть точным, день боевых действий обходится стране в четверть миллиарда долларов.
 
Некоторые сферы экономики – туризм, сфера услуг, строительство – фактически заморожены с октября, дефицит госбюджета вырос всемеро, а ущерб от войны уже превысил 8 млрд долларов. Все эти факторы в целом привели к тому, что ЦБ Израиля понизил прогноз по росту ВВП в текущем году до 2,3% с июльской оценки в 3% на фоне эскалации конфликта. Прогноз на 2024 год составил 2,8%.
 
Как сложится ситуация для израильской экономики в дальнейшем? Это напрямую зависит от исхода конфликта, а он вполне прогнозируемый. В перспективе Израиль будет настаивать на капитуляции ХАМАС, а получив отказ, начнет планомерную зачистку Газы.
 
Однако, скорее всего, военная победа Израиля превратится в Пиррову, ибо главным результатом конфликта осени 2023 года станет (и частично уже стала) своеобразная «десакрализация» Израиля в глазах мировой общественности. А следствием неизбежно станет отток инвестиций из страны.
 
Уже сейчас можно уверенно утверждать, что «золотого века» 2021-2022 годов в экономике Израиля не будет еще долгие годы, и об IT-рае сохранятся разве что ностальгические воспоминания.
 
В этом смысле опыт Израиля невольно напрашивается на сравнение с опытом России, которая ведет специальную военную операцию на Украине. Ведь Израиль является крупнейшим получателем прямой помощи из американского бюджета, ежегодно исчисляемой в миллиардах долларов. Израильский и американский бизнес тесно переплетены, израильская военная промышленность, столь мощная в последнее время, базируется на прямом взаимодействии с ВПК США.
 
С Россией, как известно, все ровно наоборот, наша страна подверглась тысячам беспрецедентных экономических санкций. Несмотря на примененные коллективным Западом санкционные меры, Россия не только не понесла серьезного экономического ущерба, но и смогла нарастить потенциал. ООН признала, что Россия является одной из немногих стран G20, экономический рост которых, как ожидается, ускорится в 2023 году. Нефтегазовые доходы страны выросли за счет роста цен на нефть – так, в сентябре 2023 года они составили 739,9 млрд рублей, то есть на 15,1% больше, чем в августе.
 
Потоки экспорта были перенаправлены с ЕС и США на Китай и Индию. Причем речь идет далеко не только о нефти и газе. Значительно выросли также поставки первичной продукции растениеводства (зерна, овощей, фруктов), химикатов, удобрений, обработанного камня, чугуна и стали, цветных и драгоценных металлов, продукции машиностроения, фармацевтических товаров, бытовой химии, одежды и обуви. В 2023 году рост несырьевого неэнергетического экспорта в целом составил 85% и достиг рекордной отметки в триллион рублей.
 
Уже к лету 2023 года обрабатывающие производства России заметно превысили предкризисный уровень и полностью преодолели последствия санкций. Многие российские производства, в частности, мебельное, ювелирное, автомобильное, только выиграли от ухода с рынка западных конкурентов.
 
Таким образом, для России складывается отчасти парадоксальная ситуация – западные санкции, введенные в связи с началом СВО, фактически помогли стране выйти на новый уровень, выправив вечный перекос в сторону сырьевой экономики. А вот с Израилем ситуация принципиально иная: военный конфликт подорвал его экономику, напрочь зачеркнув результаты процветающих 2021-2022 годов.
 
Источник

Источник
Оцените статью
Сitycelebrity