Война на Ближнем Востоке: Израиль может не опасаться нефтяного эмбарго

Война на Ближнем Востоке: Израиль может не опасаться нефтяного эмбарго
Фото из открытых источников
Продолжающиеся военные действия в Газе ведут к постепенной политико-дипломатической изоляции Израиля в арабском мире и за его пределами. Впрочем, по большей части дело ограничивается громкими фразами, едва ли так уж ограничивающими еврейскому государству свободу действий по «окончательному решению палестинского вопроса путём» перемещения более чем 2-миллионного населения Газы на Синайский полуостров, в иракскую провинцию Анбар или куда-нибудь ещё. 
 
Так, парламент Алжира принял решение предоставить президенту Абдельмаджиду Теббуну объявить войну Израилю. Накануне об отзыве своего посла из Тель-Авива объявил Бахрейн (один из участников «Соглашений Авраама» 2020 года), ранее на фоне непрекращающихся массовых протестов местного палестинского населения это сделала Иордания. «Ввиду непрекращающейся гуманитарной трагедии в секторе Газа, вызванной продолжающимися атаками Израиля на мирное население, и отказом Израиля от призывов к прекращению огня и беспрепятственному поступлению гуманитарной помощи, принято решение отозвать нашего посла в Тель-Авиве Шакира Озкана Торунлара в Анкару для консультаций», – говорится в заявлении МИД Турции от 4 ноября. Ранее дипломатические отношения с Израилем разорвали Боливия, Чили и Колумбия, обвинив Тель-Авив в «нарушении гуманитарного права».
 
Раздаются и призывы к более действенным шагам, наподобие введения эмбарго на поставки Израилю энергоносителей, как это предложил на совещании 18 октября глав внешнеполитических ведомств государств-участников «Организации Исламского сотрудничества» (ОИС) в Джидде министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан. Однако ни в ОПЕК, ни в Совете сотрудничества арабских стран Персидского залива (ССАГПЗ) эта инициатива отклика не нашла. Никаких немедленных действий или экстренных встреч «в свете комментариев Ирана» не планируется, сообщили представители центрального офиса ОПЕК, добавив: «Мы не политическая организация». Не поддержал призыв своего иранского коллеги и министр иностранных дел Турции Хакан Фидан, подчеркнув необходимость решения палестино-израильского конфликта на основе сосуществования двух государств и подтвердив готовность своей страны «взять на себя ответственность и быть гарантом» в потенциальном мирном соглашении. Даже после инцидента Mavi Marmara в 2010 году, когда турецко-израильские отношения упали до минимума, Эрдоган не закрыл для Израиля поставки по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан (40 % потребностей страны в нефти), демонстрируя явный приоритет прагматических интересов над популистской риторикой.
 
«Геополитическая обстановка изменилась по сравнению с той, что была 50 лет назад», когда ответом на очередную эскалацию военных действий на Ближнем Востоке стало эмбарго западным союзникам Израиля, отмечают источники REUTERS в кулуарах арабских организаций.  «Совет работает как ясный и честный партнер международного сообщества, как экспортер нефти, и мы ни в коем случае не можем использовать это как оружие», – заверяет генсек ССАГПЗ Джасем аль-Будайви. По данным S&P Global Commodity Insights, в 2022 г. основными поставщиками нефти в Израиль были тесно связанный с Турцией Курдский автономный регион Ирака (Эрбиль), Азербайджан и Казахстан, в меньших объемах – Нигерия, Габон и Бразилия. В январе-октябре текущего года Израиль получал нефть в основном из Турции, отчасти из России и Габона (поставки из Турции – это сырьё из Иракского Курдистана и из контролируемых протурецкими боевиками районов Северной Сирии). Общий объём импорта сырой нефти за этот период составлял около 300 тыс. барр. в сутки, нефтепродуктов – до 50 тыс. барр. в сутки. Из упомянутых стран в ОИС входят Азербайджан, Казахстан, Ирак, Турция, Нигерия и Габон, а также все страны-члены ССАГПЗ.
 
Но имеются и другие данные об израильском импорте нефти в 2022 г., согласно которым происхождение более половины её неизвестно: соответствующие данные засекречены. Но всё же можно сделать вывод, что из идентифицированных поставщиков на первом месте Азербайджан (1,7 млрд. долл.), на втором месте – Бразилия, отгрузившая сырья на 1,1 млрд. долл., на третьем – Казахстан (777 млн. долл.). Далее с небольшим отрывом следуют ОАЭ (до 645 млн. долл.), а потом Нигерия (более 200 млн. долл.), однако в совокупности удалось установить происхождение поставок на 4,4 млрд. долл. Источником сырья, происхождение которого не было идентифицировано, по мнению опрошенных РИА «Новости» аналитиков, отчасти могут быть африканские страны, например Ангола и тот же Габон. Мы же добавим к этому перечню Иракский Курдистан, нефтяные поля северной Сирии, бывшей Ливийской Джамахирии, Южного Судана, обложенной санкциями Мьянмы, частично Восточного Тимора, из Папуа-Новой Гвинеи, Венесуэлы, ДР Конго, Чада, Тринидада и Тобаго. Кроме того, по мировому рынку гуляет немало «обезличенной» нефти, особенно из упомянутых стран и регионов,  которую многочисленные посредники всегда готовы продать кому угодно, отмечает приглашенный преподаватель департамента зарубежного регионоведения НИУ ВШЭ Мурад Садыгзаде, полагающий, что серьёзных поводов для беспокойства у Израиля нет. 
 
С этим выводом можно в полной мере согласиться: обратим внимание на немалую долю ОАЭ в обеспечении Израиля чёрным золотом, в том числе в виде товарной оплаты налаженного с начала 2020-х гг. транзита эмиратской нефти по трансизраильскому нефтепроводу от Эйлата к Ашкелону на побережье Средиземного моря. Именно в Эйлат, который периодически пытаются атаковать йеменские хуситы, переместился основной пункт приёма поступающей в Израиль нефти из Ашкелона, периодически попадающего под прицел боевиков ХАМАС. В связи с ростом поставок нефти в Израиль эту в 1990-х годах линию Эйлат – Ашкелон, способную работать и в реверсном режиме, продлили до нефтеперерабатывающего завода в Ашдоде, построенного после захвата Израилем в 1949-1950 гг. северного района Газы, позже – и до НПЗ в Хайфе, куда до последнего времени поступало и «курдское» сырьё. Палестинские власти безрезультатно предлагали Тель-Авиву сделать ответвление от нефтепродуктопровода Ашдод – Ашкелон – Эйлат из Беер-Шевы в Газу протяжённостью всего лишь в 50 км.
 
Судя по отрицательной реакции арабских монархий на вышеупомянутую инициативу главы иранской дипломатии, израильско-эмиратским взаимосвязям также ничего не угрожает. К слову, энергетикой традиционные связи подписантов «Соглашений Авраама» с Израилем не ограничиваются, в полной мере затрагивая и сферу военно-технического сотрудничества. Едва ли случайно на 2022 год пришёлся беспрецедентный всплеск израильского военного экспорта (12,5 млрд. долл.). Государства Ближнего Востока и Северной Африки (ОАЭ, Бахрейн, Марокко…) заняли третье место в макрорегиональном списке импортёров продукции израильского ВПК после государств Азиатско-Тихоокеанского региона и Европы.
 
На 11 ноября в Эр-Рияде намечено экстренное заседание Совета Лиги арабских государств на высшем уровне. Можно предположить, что если к этому времени израильская военная операция в Газе не прекратится, то последует очередная серия громогласных заявлений, призванных успокоить взбудораженную мусульманскую «улицу», но не более того. Что касается практических действий, то даже если они в какой-то части и последуют, то будут иметь по большей части символический характер, особенно на фоне неоднократных заявлений американских официальных лиц о готовности полностью удовлетворить потребности своего ближневосточного союзника в энергоресурсах.
 
Источник

Источник
Оцените статью
Сitycelebrity